Интернет пресс-конференция заместителя председателя Атлантического совета Грузии Бату Кутелия для армянских медиа

BatuKutelia's picture
Бату Кутелия
Заместитель председателя Атлантического совета Грузии
Грузия
27 июня состоялась интернет пресс-конференция зампредседателя Атлантического совета Грузии Бату (Грузия) для армянских медиа.
 
Татевик Арутюнян, www.aravot.am 
 
Вопрос – Можно ли ожидать от Варшавского саммита НАТО серьезной адресной критики Азербайджана за развязывание военных действий на карабахско-азербайджанской границе?
 
Ответ - Cоюзники по НАТО привержены территориальной целостности и суверенитета Армении и Азербайджана и поддерживают мирное урегулирование конфликта между ними по Нагорному Карабаху. Этот вопрос обсуждается в рамках ОБСЕ, и поэтому НАТО, как правило, ссылается на заявления и решения ОБСЕ.
 
Вопрос – Армения и РФ собираются создать совместную систему противовоздушной обороны. Согласны ли Вы с теми утверждениями, что эта система создается против НАТО. Не навредит ли ратификация этого соглашения со стороны Армении взаимоотношениям между РА и НАТО?
 
Ответ – Армения, как и каждое независимое суверенное государство, свободно выбирать своих союзников, рамки и степень сотрудничества с ними, а также и методы обеспечения своей обороноспособности и безопасности. Стратегические решения, такие как "совместная система противовоздушной обороны" имеют краткосрочные и долгосрочные последствия, и требуют тщательного рассмотрения. У НАТО нет планов нападать или нарушать воздушное пространство Армении, поэтому отмеченный выше совместный механизм воздушной обороны нельзя рассматривать как меру против НАТО, пока сами стороны (Армения и Россия) не заявят об этом.
 
Давид Степанян, www.arminfo.am
 
Вопрос - Ожидаете ли Вы в ходе саммита НАТО 2016 озвучивания определенных ответов на вопросы и вызовы, которые ставит сегодня Россия перед некоторыми странами Альянса?  
 
Ответ – В статье 5 НАТО говорится, что угроза для "некоторых стран-членов альянса" является угрозой для всех членов, поэтому, я думаю, что Варшавский саммит даст определенные политические и военные ответы на попытки агрессивного ревизионизма России.
 
Вопрос - Является ли, на Ваш взгляд, Россия реальным подспорьем НАТО в борьбе с международным терроризмом? Чем сегодня интересна и перспективна Россия для Альянса?  
 
Ответ - Международные террористические организации бросают вызов против ключевых ценностей и принципов свободного мира. Эти ценности представляют основу также и НАТО. Нынешний российский режим нарушает все принципы и ценности свободного мира как внутри страны, так и на международном уровне, применяя те же террористические методы. Поэтому я не думаю, что Россия намерена и способна внести позитивный вклад в борьбе с международным терроризмом.
 
Вопрос - Охарактеризуйте нынешнюю политику НАТО в отношении стран Южного Кавказа. Ожидается ли, на Ваш взгляд, смена ее векторов в отношении той или иной страны ЮК, оцените их натовские перспективы? 
 
Ответ - Я не думаю, что в геополитическом измерении Южный Кавказ квалифицируется как регион (хотя у него есть потенциал для этого), из-за многих национальных расхождений. Поэтому для НАТО или какого-либо другого союза, невозможно иметь общую политику.
 
Я бы сказал, что для НАТО Южный Кавказ – географические территории, охватывающие два важных с геополитической точки зрения региона: черноморский и каспийский.
 
Что касается одной конкретной южно-кавказской страны - Грузии, то я думаю, что у Грузии есть четкая перспектива членства в НАТО, и вопрос заключается не в   "если", а в "когда".
Как показывает исторический опыт, расширение НАТО в любом регионе приносит только мир, более высокий уровень безопасности, больше стабильности и больше экономического процветания.
 
Вопрос - Какие факторы сегодня мешают НАТО усилить присутствие на Южном Кавказе. И есть ли, на Ваш взгляд, действенные альтернативы российской системы безопасности для Армении? 
 
Ответ  -  НАТО усиливает свое присутствие в странах с отчетливо выраженной политической волей к этому. Как отметил генсек НАТО, политика в отношении Грузии формулируется как "больше НАТО в Грузии и больше Грузии в НАТО".
 
Что касается альтернатив для Армении, то думаю, что в долгосрочной перспективе Армения будет нуждаться в гораздо более широком пространстве для обороны и политики своей безопасности и своего выбора, и как и в любой демократии, этот выбор должен быть подкреплен сильным общественным мнением.
 
Карине Асатрян, www.a1plus.am
 
Вопрос – Как отреагирует НАТО на факт, что Армения создает с Россией совместную систему противовоздушной обороны?
 
Ответ  – Смотрите ответ выше.
 
Гагик Багдасарян, www.newsarmenia.am
 
Вопрос - Ожидаете ли вы налаживания нормальных, хотя бы экономических связей, между Грузией и Россией? 
 
Вопрос - Нормальные экономические отношения возможны между странами, которые имеют относительно одинаковые политические / экономические принципы. Грузия необратимо преобразовала свою политико- экономическую систему, которая основан а на принципах демократии, свободного рынка, прозрачности и сильных институциональных механизмах по борьбе с коррупцией. Так что, я думаю, что Грузии может иметь нормальные экономические отношения с Россией тогда, когда Россия решит стать демократической страной без коррупции, со свободным рынком. И если / когда это произойдет, это будет означать, что Россия денонсирует применение силы как метода в отношениях с соседями, реверсирует оккупацию грузинских территорий.
 
Вопрос  - Не мешают ли грузинско-армянским отношениям тесные экономические связи между Тбилиси, Баку и Анкарой?
 
Ответ - Любые прозрачные, тесные экономические отношения между соседними странами являются предпосылкой для большей стабильности и мира, это минимизирует пространство для противостояния и даст толчок решению вопросов путем диалога.
 
Армен Минасян, www.panorama.am
 
Вопрос – После холодной войны среда международной безопасности потерпела коренных изменений. Насколько инструментарий НАТО соответствует нынешним реалиям. Обоснованы ли мнения, звучащие из разных аналитических кругов, что НАТО исчерпала свою идеологию и в этом смысле стоит перед серьезнейшими вызовами? 
 
Ответ - Я думаю, что НАТО оказалось одним из наиболее важных институтов безопасности, способных адаптироваться в динамично меняющемся глобальном геополитическом ландшафте с момента своего образования. Краеугольный камень заключается в том, что НАТО не основывается на "отжившей свой век идеологии" или только на прагматических интересах, оно основано на общечеловеческих ценностях свободы и демократии. Ярким проявлением этого являются волны расширения - на каждом этапе расширения НАТО принесло больше безопасности, мира, стабильности и процветания не только своим старым и новым членам, но и целым регионам.
 
Другие практические причины для долговечности НАТО являются следующие:
 
- После холодной войны сохраняющаяся угроза со стороны России;
 
- Возникли новые угрозы, разделяемые союзниками, в том числе и внутригосударственные конфликты на Балканах с потенциалом разрастания и международного терроризма. Общие ценности членов способствовали признанию новых угроз как общих вызовов;
 
- НАТО продолжает обеспечивать дружественные отношения между своими членами путем денационализации политики безопасности и увеличения прозрачности;
 
- Хорошо развитые и комплексные военное планирование и командная структура, и совместные военные активы, которые оказались весьма адаптированными к новой среде угроз;
 
- Перспектива членства в НАТО для обеспечения европейской безопасности посредством стимулирования соседних государств по проведению демократических реформ;
- Полезность НАТО как право-применяющего органа Совета Безопасности ООН.
 
Вопрос – В последнее время западные СМИ сообщали, что Балтийские страны и Польша увеличивают свои военные бюджеты больше предусмотренного. Настолько ли конкретными стали угрозы, исходящие от России, что в сложных экономических условиях в странах членах НАТО идут на увеличение своих военных бюджетов? 
 
Ответ - После войны России с Грузией и Украиной было очевидно, что Россия денонсировала основные принципы международной безопасности и намерена использовать военную силу для достижения своих геополитических желаний. Для сдерживания и предотвращения агрессивного ревизионизма России помимо политических и экономических мер принуждения, нужно применить и превосходный военный потенциал. Поэтому на Уэльсском саммите НАТО было решено увеличить расходы на оборону, а также компенсировать некоторые стратегические или тактические пробелы, увеличить совместные союзные военные силы развертывания и средства в странах НАТО, граничащих с Россией. Этот процесс происходит сейчас.
 
Вопрос – Стержневой темой Уэльсского саммита был Крым. Что будет в центре предстоящего саммита НАТО? «Deterrence and defense» провозглашен как основной тезис. Что он будет означать, прежде всего, для Балтийских стран и Польши?
 
Ответ - Страны Балтии и Польша, а также все другие страны-члены НАТО подпадают под Статью 5, поэтому любые меры коллективной обороны или сдерживания должны быть отражены в странах-членах на основе совместного планирования обороны.
 
Вопрос – Каковы приоритеты и обязательства НАТО в новых геополитических условиях (ситуация на Ближнем Востоке, кризис с беженцами, угроза возобновления широкомасштабной войны в Нагорном Карабахе). Можно ли ожидать, чтобы в финальном документе Варшавского саммита были формулировки о том, что НАТО уважает право народов на самоопределение в вопросах конфликтов Южного Кавказа?  
 
Ответ – Во многих случаях, на саммитах НАТО, союзники заявляли о своей твердой поддержке территориальной целостности и суверенитета Армении, Азербайджана, Грузии, Молдовы и Украины. Такой подход будет оставаться неизменным, несмотря на динамически меняющийся геополитический ландшафт и, соответственно, изменения приоритетов политики.
 
Артак Барсегян, www.armradio.am
 
Вопрос - На Ваш взгляд, насколько Грузия сегодня соответствует стандартам НАТО и почему оттягивается возможное вступление Тбилиси в этот альянс?
 
Ответ - Членство Грузии в НАТО – это вопрос "когда", а не "если". Грузия, как в политическом, так и военном отношении готова начать переговоры по вступлению и стать членом НАТО в соответствии с решением Бухарестского саммита НАТО. Процесс членства в НАТО был очень важным и инструментальным для госуправления в Грузии. Теперь вместе с союзниками мы работаем над  окончательным политическим решением. Это решение не зависит,  и не будет зависеть от российских попыток расшатать процесс.
 
Вопрос - Западный сосед Грузии - Турция давно является членом НАТО. Как Вы оцениваете контрпродуктивную политику Анкары во внешнеполитическом направлении?
 
Ответ – 
 
Аракс Мартиросян, www.168.am
 
Вопрос - Принимая во внимание вакуум безопасности во всем посткоммунистическом пространстве после распада Советского Союза большинство бывших советских республик были вынуждены войти в различные форматы, возглавляемые Россией. Но опыт показывает, что эти форматы не работают и, например, ОДКБ не предоставит Армении безопасность. Южный Кавказ является регионом, стратегически важным для Альянса. Интересно знать, что будет после войны в Украине, что изменится в НАТО в своих отношениях с государствами Южного Кавказа? Что будет предлагать НАТО после этого?
 
Ответ – Все существующие или будущие форматы, организации, меры безопасности, возглавляемые Россией, потерпят неудачу, потому что они не основаны на общих ценностях свободы выбора, всеобщих прав человека и принципов демократии, международного права и прозрачности.
 
Я не думаю, что в геополитическом измерении из-за многих национальных расхождений Южный Кавказ квалифицируется как регион (хотя у него есть потенциал для этого). Поэтому для НАТО или какого-либо другого союза, невозможно иметь общую политику.
 
Я бы сказал, что для НАТО Южный Кавказ – географические территории, охватывающие два важных с геополитической точки зрения региона: черноморский и каспийский.
 
После войны России против Грузии и Украины, а также гибридные вызовы, связанные с российским ревизионизмом европейской безопасности, Черноморский регион действительно стал стратегически важным вопросом в повестке НАТО, и я бы ожидал важных решений в этой связи на Варшавском саммите.
 
Вопрос - На ваш взгляд, есть ли необходимость в синхронизации действий НАТО и ЕС в отношении государств Восточного партнерства? Что будет изменено?
 
Ответ - Я думаю, что политика НАТО и ЕС (а не действия) должна быть более скоординированной, в частности, в направлении стратегических коммуникаций. Это позволит свести к минимуму возможности России для раскола в Европе, дискредитировать идею европеизма и применять гибридные методы войны.
 

Work by AGNIAN

Все права защищены. © 2001-2018 Исследовательский Центр "Регион"