Роль внешних факторов в Карабахском процессе -2018: посредники, региональные акторы, международные организации

29 Июня, 2018

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 09:23:58

Здравствуйте, коллеги!
Это – вторая дискуссия в рамках нашего проекта по вопросам реалий текущего времени, напрямую воздействующих на Карабахский процесс в целом.
В конце мая в ходе предыдущей конференции, с участием других приглашенных специалистов, мы обсуждали вопросы возможной трансформации ситуации c конфликтом в контексте политических процессов в Армении, начатых с апреля этого года. Поскольку, в Азербайджане с начала 2018 года и по сей день в этом плане (в плане внутреннего политического развития, изменения каких-либо политических конфигураций и т.д.) непредсказуемых событий не происходило. Даже с учетом факта проведения в АР досрочных президентских выборов в апреле, вместо запланированного ранее избирательного цикла в октябре.
Однако, как показывает практика, развитие ситуации в ту или иную сторону зависит не только от участников конфликта первого круга (Армения, Нагорный Карабах, Азербайджан), а и от внешних сил, которые либо напрямую и официально занимаются этим конфликтом, либо это делают опосредованно, исходя из ряда обстоятельств – политических, экономических, религиозно-культурных и т.д.
В течение двух дней нам предстоит разобраться с воздействием внешних факторов на позиции сторон конфликта, на их тактическое и стратегическое поведение.
Коллеги, кроме вас самих – как приглашенных специалистов для дискуссии, мы дали допуск в наш дискуссионный зал и представителю организации из Черноморского фонда по региональному сотрудничеству Дину Тодереску и Арифу Юнусову из Института мира и демократии - партнерской организации по данному проекту. ИМД координирует участие азербайджанских авторов в нашем проекте. Собственно поэтому кроме наших с вами фотографий вы видите и их фотографии. Дину и Ариф таким образом получили возможность знакомиться периодически с ходом нашей двухдневной работы пока в закрытом режиме. Как уже мы информировали вас, после завершения конференции весь материал будет вынесен на первую страницу сайта для открытого доступа.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 09:34:07

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

На фоне практического отсутствия переговорного процесса за последний месяц усугубилась военно-политическая атмосфера и обстановка и в реальной, и в виртуальной зоне армяно-азербайджанского противостояния. Стороны заявили о фактически уже пополненном или ожидаемом пополнении своих арсеналов новыми наступательными вооружениями, в начале июня стало известно о не до конца понятной операции азербайджанской стороны в Нахиджеване, еще с середины апреля армянская сторона заявляла о скоплении по всему периметру линии фронта в Карабахе азербайджанских вооруженных подразделений.
Что касается внешних участников Карабахского процесса, то на данный момент мы имеем дело с фактом пока ознакомительной встречи сопредседателей МГ ОБСЕ с новым премьер-министром Армении в Ереване, который сделал к тому моменту несколько заявлений по Карабаху и условиям для предметных переговоров. С фактом личного знакомства руководителей Армении и Азербайджана в России, и пока что с довольно интересными формулировками по Карабаху, в майских письмах президента США Трампа Н.Пашиняну и И. Алиеву. Так, новому премьер-министру Армении президент США писал о том, что для развития отношений между двумя странами нужно в Армении достичь прогресса в борьбе с коррупцией, консолидации политических партий и мирного урегулирования Нагорно-карабахского конфликта. А И. Алиеву писал о том, что предстоящие месяцы откроют возможности для урегулирования конфликта, но правда, тоже мирным путем, и это даст возможность для развития отношений и с Азербайджаном.
До последнего времени считалось, что Карабахский конфликт – единственное направление, где между посредниками есть определенное согласие, нет той конкуренции, которая ожесточенно идет в других точках политической карты мира. И главная причина заключается в консенсусе между ними по недопущению эскалации ситуации до полномасштабной войны, чреватой тем, что в таком случае будут вынуждены столкнуться уже не только армяно-азербайджанские силы, но и прежде всего Россия и Турция. Однако международная турбулентность разгуливает не только между Россией и собирательным Западом, но и достигла лагеря бывших союзников и стратегических партнеров – США и ЕС, Турции и США. В результате формируются новые альянсы, есть признаки распада или глубоких противоречий в старых союзах. И поэтому, звучат также много предупреждений о том, что в Карабахской зоне может вспыхнуть и, уже намного масштабнее, от чужого фитиля.
Свой фитиль,или чужой, но факт остается фактом, и в зоне конфликта есть напряженность. Она пока что держится на так называемом информационном сопровождении, ибо как раз по сравнению с прежними периодами фактических реальных инцидентов между ВС сторон не зафиксировано. Есть по одному погибшему солдату с обеих сторон в июне.

Коллеги, все эти вопросы мы будем обсуждать в течение двух дней.
Сейчас предлагаю начать с ваших вводных выступлений по вашим представлениям о ситуации за последнее время и с моих ПЕРВЫХ ВОПРОСОВ:

1. Насколько реален сценарий возобновления боевых действий в зоне Карабахского конфликта в обозримом будущем?

2. Каковы рычаги региональных акторов и официальных посредников по предотвращению, или наоборот, подталкиванию к реализации этого сценария?

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 09:40:43

Уважаемые коллеги,
прежде всего, позвольте выразить благодарность организаторам за возможность обсудить актуальную и важную тему. Карабахский вопрос исключительно важен с точки зрения сохранения стабильности и предсказуемости в Кавказском регионе. В публикациях авторов «Публичных диалогов» обстоятельно представлены факторы, способствовавшие постепенной деградации и без того предельно хрупкого и уязвимого непосредственного общения сторон без посредников. Тем не менее, несмотря на неутешительное состояние армяно-азербайджанского диалога, в том числе на уровне гражданского общества, любой конструктивный обмен мнениями можно только приветствовать.
Военно-политическая ситуация в Кавказском регионе достаточно динамично меняется, что в очередной раз подтвердили события в Армении, активная фаза которых едва ли завершена. После событий апреля и мая 2018 года, приведших, на пике массовых уличных протестных акций, к отставке третьего президента Сержа Саргсяна и формированию нового правительства во главе с Николом Пашиняном, переговорный процесс вокруг Нагорного Карабаха заметно активизировался. К сожалению, усилия стран-сопредседателей минской группы ОБСЕ – лишь часть общей достаточно тревожной картины: передвижения войск на линии соприкосновения сторон, сокращение условной «нейтральной зоны» в Нахичеване сопровождается «бряцанием оружием» и особо не скрываемыми военными приготовлениями.
20 июня министр обороны Азербайджана в очередной раз заявил о готовности к «освобождению оккупированных территорий», причём соответствующий приказ такой приказ поступит в самый подходящий момент, с учетом международной политической обстановки: «Нашей целью является подготовить армию к войне. Политические переговоры – не наша работа. Сегодня азербайджанская армия готова к освобождению оккупированных территорий, в том числе психологически…» В 2014 году президент Ильхам Алиев поставил задачу обеспечить боеготовность армии к реальным боевым действиям, включая масштабные реформы и её оснащение современным вооружением и боевой техникой. Предполагается, что на параде 26 июня будут в очередной раз продемонстрированы находящиеся на вооружении азербайджанской армии новейшие системы российского, американского, израильского, белорусского производства.
Пресс-секретарь Министерства иностранных дел Азербайджана Хикмет Гаджиев сообщил, что власти страны разработали программу возвращения вынужденных переселенцев в Нагорный Карабах: «Правительство Азербайджана подготовило всестороннюю программу "Большое возвращение", направленную на обеспечение прав добровольного возвращения вынужденных переселенцев в родные края после вывода Арменией своих вооруженных сил с оккупированных азербайджанских земель».
Всё это, как и некоторые обстоятельства, свидетельствуют о реальности возобновления военных действий. 12-14 июня в Армении побывали сопредседатели Минской группы ОБСЕ, встретившиеся с премьер-министром Николом Пашиняном, президентом Арменом Саркисяном, министром иностранных дел Зограбом Мнацаканяном и министром обороны Давидом Тонояном.
Стоящие перед посредниками задачи удержания сторон от очередной эскалации военных действий представляются чрезвычайно сложными, а степень согласованности их действий вызывает вопросы. Конечно, в «карабахском вопросе» Москва и Вашингтон (а также Париж и Лондон) не высказывают столь резких различий в подходах, как по другим постсоветским конфликтам. Однако очевидный дипломатический успех Москвы вряд ли отвечает интересам её контрагентов. В любом случае, излишне рвение в сближении кардинально различающихся позиций сторон не выглядит сверхзадачей, во имя решения которой необходимо использовать все имеющиеся ресурсы. Шапкозакидательнские заявления отдельных политиков и даже лидеров отдельных государств о скором решении конфликта выглядят на этом фоне, мягко говоря, не совсем уместными.
Несмотря на объективно давно назревшую расчистку доставшихся от предшественников криминально-коррупционных «завалов», внешнеполитический курс официального Еревана в карабахском вопросе, очевидно, сохранится, что, скорее всего, найдёт понимание со стороны сопредседателей. Один из советников премьер-министра Никола Пашиняна даже высказал идею о назначении Сержа Саргсяна специальным посланником Армении по Нагорному Карабаху. Как известно, третий президент неоднократно говорил о компромиссах, на которые готова пойти армянская сторона в соответствии с так называемыми «Мадридскими принципами», включая возвращение под контроль Азербайджана ряда районов за пределами административных границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области. Однако бескомпромиссная позиция официального Баку вынуждает армянскую сторону предпринимать шаги по укреплению обороноспособности, включая развитие военно-технического сотрудничества с Россией.
В случае очередной военной эскалации вокруг Нагорного Карабаха реакция международных игроков вряд ли будет отличаться от их позиций и действий в апреле 2016 года. Напомним, Президент России Владимир Путин призвал тогда обе страны немедленно прекратить военные действия и вернуться к соглашению о прекращении огня, которое было заключено в Москве при активном посредничестве Москвы. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ выступили 2 апреля 2016 г. выступили с заявлением, в котором осудили применение силы в зоне конфликта и призвали стороны прекратить стрельбу, а также принять все необходимые меры для стабилизации ситуации. Официальный представитель госдепартамента США Марк Тонер вновь перечислил принципы неприменения силы, территориальной целостности и права народов на самоопределение, которые необходимо учитывать при урегулировании конфликта. Позиция турецкого руководства достаточно хорошо известна, и сегодня можно рассуждать только о степени радикализма и последовательности в поддержке устремлений азербайджанской стороны. В любом случае, милитаристская риториа параллельно с особо не скрываемыми военными приготовлениями вызывает серьёзную тревогу и делает крайне актуальной задачу предотвращения наиболее негативных сценариев.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 10:25:42

Приветствую Вас, Андрей. Спасибо за первое выступление и разделение со мной этой площадки.
Да, в случае развития ситуации по негативному сценарию - возобновлению боевых действий, не исключено, с вариантом подключения и региональных держав, да, коллективная реакция посредников вряд ли будет чем-то отличаться от той, которую мы наблюдали в апреле года. Очевидно власти Азербайджана делают ставку на этом, когда говорят о том, что придет час Х и Карабах вернется в лоно Азербайджана вместе с прилегающими районами. Однако, все-таки есть два варианта материализации заявленных намерений и милитаристской риторики в целом. Либо - вступление в такую опасную игру других стран, в качестве поддержки для Азербайджана, либо же доведение ситуации до точки не возврата к полю политического урегулирования. В вашем выступлении есть намек на первый вариант. Я правильно понимаю?

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 10:43:13

Здравствуйте, Лаура. Да, известные союзники Азербайджана, такие как Турция, будут оказывать ему политико-дипломатическую поддержку, в то время как сопредседатели Минской группы ОБСЕ предпочтут выступать в качестве нейтральных посредников. Тут есть ещё достаточно тонкий вопрос о неформальных сигналах, которые могут посылаться в ту или иную сторону и иметь зачастую разнонаправленный характер, однако здесь можно только выстраивать предположения на основе косвенных данных. К сожалению, всегда были и есть любители половить рыбку в мутной воде. В целом же, как мне кажется, развязывания очередного конфликта, на урегулирование которого нужно тратить и силы, и средства, означающего дальнейший рост региональной напряжённости, и в Москве, и на Западе хотели бы избежать. Вместе с тем, посредники не могут не реагировать на заявления и действия Азербайджана, делающего всё, чтобы продемонстрировать свою силу и финансовые возможности и решимость добиться своих целей военным путём.

Арман Меликян 26 Июня, 2018 | 11:02:26

Доброе утро, желаю всем участникам плодотворного дискуссионного дня.
С начала процесса распада СССР в конце 80-х годов прошлого века и до начала гражданской войны в Сирии, конфликты на Южном Кавказе еще можно было рассматривать в качестве изолированных очагов напряжения, посредством наличия которых выстраивалась политика обеспечения российского военно-политического присутствия и влияния в регионе. Время показало, что политика эта оказалась не в состоянии блокировать рост политического, экономического и военного влияния США, ЕС и Турции на Южном Кавказе. Итогом грузино-российской войны 2008 года стало признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии и, таким образом, потеря, пусть и гипотетических, возможностей восстановления сколько-нибудь значимых военно-политических позиций в Грузии. Можно предположить, что следствием этого стала активизация российской политики в направлении налаживания максимально тесного военно-политического и экономического сотрудничества с Азербайджаном и построения стратегической оси Москва-Баку-Тегеран, целью которой могло бы стать блокирование дальнейшего роста влияния прочих внерегинальных акторов и получение доступа к контролю над поставками энергоносителей из Азербайджана и Центральной Азии в Турцию и страны ЕС. Реализация такой конфигурации , в случае выполнения некоторых условий, может существенно снизить региональную значимость Армении для России в качестве основного военного союзника и государства, на территории которого расположена российская военная база. Основным же условием, гарантирующим успешную и, возможно, долгосрочную перспективу сохраниния за Россией роль ведущей силы на Южном Кавказе может быть лишь восстановление ее полнимасштабного военного присутствия на территории Азербайджана. Во всяком случае, такое впечатление складывается в результате анализа российской политики, проводимой в течение последних 6-7 лет. С началом же гражданской войны в Сирии стала намечаться тенденция перевода карабахско-азербайджанского локального конфликта в более широкий контекст процессов, способствующих перемещению охватившей Ближний Восток волны насилия в сторону Ирана и Южного Кавказа. Поэтому нельзя исключить сценария, по которому возобновление широкомасштабных военных действий в зоне карабахского конфликта может стать своего рода прологом к эскалации насилия также и на территории Ирана. В ситуации же, когда в Армении произошла смена власти и новое временное правительство в ближайшие полгода в значительной степени будет занято подготовкой к проведению внеочередных парламентских выборов, вероятность того, что азербайджанское руководство может предпринять очередную попытку силового решения проблемы, на мой взгляд, весьма высока.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 11:20:14

Мне представляется, что возможные альянсы будут иметь ситуативный характер и диктоваться необходимостью решения возникающих проблем, подчас в "пожарном" порядке. Такова наши непростые реалии, тактическое маневрирование не даёт возможности сформулировать долгосрочные цели и понять механизмы их достижения (и большой вопрос достижимо ли это в принципе в условиях сужения национальных юрисдикций в пользу глобальных трансграничных игроков). Возможное сотрудничество Ирана, Азербайджана и России обусловлено известным проектом МТК "Север - Юг", между тем как тот же Азербайджан задействован и в других, несомненно более значимых для него "широтных" энергокоммуникационных проектах. Ближневосточная нестабильность действительно распространяется в сторону Ирана и Южного Кавказа (неоднократно доводилось об этом писать), что внушает серьёзные опасения, в том числе в контексте карабахского противостояния.

Арман Меликян 26 Июня, 2018 | 11:22:53

Что касается рычагов влияния, которыми обладают такие регинальные игроки, как Турция, Иран или Россия, то основными являются инструменты военного и экономического характера. Все они имеют возможность оказывать сторонам конфликта ту или иную поддержку, причем как Иран, так и Россия подобную поддержку, хоть и разную по масштабу, смогут оказывать одновременно всем сторонам конфликта. Для России формальным поводом к прямому вмешательству в возможные широкомасштабные боевые действия может послужить прямое нападение Азербайджана на Армению, а если такое нападение будет осуществлено со стороны Нахиджевана, то такой повод получит и Турция.

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 11:24:48

Доброе утро, Лаура и Андрей! Рад приветствовать вас и всех остальных участников дискуссии на свободе. Особенно тебя Лаура, если учесть, что по версии наших чекистов именно ты была одним из тех, кто завербовал меня в качестве шпиона армянской разведки. Шутка. А теперь по делу.
Еще лет пять-десять тому назад практически все в той или иной степени лояльные правительству ведущие политологи и эксперты, притом, как в Армении, так и Азербайджане без устали почти как заклинание повторяли, что «время работает на нас». То есть, азербайджанцев хотели убедить в том, что чем дольше продолжается существующий статус-кво, а точнее чем дольше территории остаются под армянской оккупацией, тем больше вероятность освобождения Нагорного Карабаха и других захваченных Арменией районов. В Армении используя тот же тезис пытались убедить общество в диаметрально противоположном. Многие скажут, что полный абсурд. Полное противоречие причинно-следственной закономерности. Одна и та же причина не может породить диаметрально противоположные следствия. Может, еще как может, если стороны рассматривают не всю совокупность причин, порождающие те или иные следствия, а скажем так, только «выгодные и приятные».
Не редко звучали алогичные, даже я бы сказал, абсурдные заявления. Например, в Ереване не раз заявляли, что имеют достаточно сил и средств, чтобы заставить Азербайджан подписать мирное соглашение на условиях Армении. Даже могут дойти до Баку. Но они не хотят новых жертв, в том числе, среди мирных граждан. Вот какие гуманисты Кочарян и Саркисян. Оказывается, из-за гуманизма двух этих карабахцев (хотя Серж Саркисян «липовый» карабахец), продолжается армяно-азербайджанский конфликт. И это заявляли «ходжалинские палачи». При этом, Азербайджану угрожали новым «вселенским потопом» взорвав Мингячевирскую плотину. В последнее время вообще пошла шиза. Даже в случае чего обещали ударить по Баку ядерной ракетой. Почти как Искендер Гамидов в свое время, а точнее в бытность министром внутренних дел.
Но и мы не отставали от армян. Некоторые наши генералы в пылу патриотизма не раз заявляли, что армия готова и способна за неделю, не только освободить Нагорный Карабах и все оккупированные вокруг него районы, но и Иреван, ЕСЛИ ПОСТУПИТ СООТВЕТСТВУЮЩИЙ ПРИКАЗ. Бравые генералы не понимали, что подобными заявлениями оказывают главнокомандующему, независимо от того кто на том или ином историческом отрезке был таковым, медвежью услугу. И по той простой причине, что если следовать логике подобных заявлений, то получается, военные давно готовы и могут освободить все оккупированные территории, но никак не дождутся приказа главнокомандующего. Вот так!
Однако, я искренне убежден, что если подобное решение до сих пор не было принято, то по одной простой причине – результат был предопределен.
Автор этих строк был одним из немногих, кто последовательно выступал против подхода «время работает на нас». Кстати, я имел ввиду как Азербайджан, так и Армению. Я, по крайней мере, пытался доказать, что время работает исключительно на внешних игроков, имеющих геополитические интересы в регионе. Не раз писал о том, что чем дальше, тем больше карабахский конфликт становится всего лишь элементом в глобальном противостоянии между Западом и Россией. И как следствие, Азербайджан и Армения лишаются даже минимального влияния на урегулирование конфликта. Притом, чем дальше, тем больше. Одним словом, пытался убедить всех в том, что ни Азербайджан, ни Армению «время не ждет». К сожалению, не смог…
Кажется, в последнее время приходит осознание этой простой истины. Не поздно ли?!
Ведь даже упомянутый Андреем министр обороны Азербайджана ссылается на геополитические реалии. Одним словом, наивно полагать, что сторонам конфликта имеет право на "самодеятельность", по крайней мере, при нынешних геополитический реалиях. Время прошло. Сегодня от самих сторон конфликта мало что зависит. Как в Баку, так и в Ереване это прекрасно осознают. Достаточно вспомнить том, как трансформировалась позиция Пашиняна по урегулированию карабахского конфликта по ходу "восхождения на Олимп", как он убежденный западник постепенно стал проссийским.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 11:35:30

Приветствую Вас, Арман и Рауф! Да, поставки вооружений важный рычаг, и здесь речь может идти как об инструменте политического влияния, так и коммерческого интереса (не следует забывать, что мы живём при капитализме). Если мы говорим о роли внешних игроков, то, как мне кажется, динамика не столь линейна в их пользу и в сторону минимизации возможностей вовлечённых в конфликт сторон. Ведь даже ведущие американские внешнеполитические мыслители, такие как Ричард Хаас. рассуждают об объективном увеличении роли "младших партнёров"... Конечно, риторика тех или иных политиков под воздействием различных обстоятельств может меняться, однако давайте будем смотреть на реальные дела.

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 11:53:26

Частично согласен, дорогой Андрей! Но не таких "мелких братьев" как Армения и Азербайджан. А в решении глобальных геополитических проблем "музыка заказывается" из Кремля или же из Белого Дома. Все остальные "подпевают". Даже Пекин, по известным причинам, старается не встревать в большие геополитические разборки. Достаточно обратить внимание на то, что в Совбезе ООН Китай практически никогда не пользуется правом вето в отношении американских инициатив. Как правило, Россия голосует "против" в гордом одиночестве.
Вряд ли кто станет утверждать, что все эти американские инициативы по душе Китаю. В конце концов, думаю, что тут собрались отнюдь не наивные люди. Просто выгодно сваливать ответственность за все наши беды на нас самих, то есть, на "меньших братьев", а в данном конкретном случае, еще и "мелких".

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 12:06:52

Вот стоило мне отойти на непродолжительное время для заваривания кофе, как сразу к нам присеоединились еще два участника.
Приветствую Арман и Рауф.
Коллеги, Андрей Арешев и Арман Меликян согласились в том, что есть очевидная тенденция достижения волны насилия до ЮК и Ирана.
И Рауф Миркадыров остается при своем утверждая, что сейчас от самих сторон конфликта мало что зависит, что вопрос войны, что мира, полагаю.

Вопрос 1. - Не значит ли это, что в этой мутной воде у всех есть свои плавающие рыбки. Хотелось бы знать, что это за ситуативные конкретные интересы, которые могут подвигнуть региональных акторов довольствоваться только лишь вербальной реакцией в случае возобновлении войны в Карабахской зоне.
Вопрос к Рауфу - Судя по твоему описанию милитаристского дискурса на армянской и азербайджанской сторонах, какой-то совсем отстраненный человек может предположить, что военный сценарий дальнейшего хода конфликта являлся и является прерогативой армянской стороны, ну или двух сторон в равной степени. Между тем, как ты прекрасно знаешь, что военная риторика - это элемент политики Алиева как на внутренней, так и внешней арене. Разве не так? И не может л оказаться, что этот пропагандистский капкан потом захлопнется не только для Азербайджана, но и для тех держав, которые в качестве рычага воздействия на Азербайджан все активнее с ним сотрудничают. Известно же, что сотрудничество - это рычаг воздействия. Кстати, то же самое наблюдается в российско-турецких отношениях.
НЕОБХОДИМОЕ ПРИМЕЧАНИЕ: Коллеги, в ходе дискуссии мои конкретные вопросы адресованные к конкретным участникам не означают,, что другие не могут не высказаться по этому поводу. Что касается выставленных вопросов ко всем, то прошу реагировать на них всем.

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 12:10:12

Уважаемые коллеги! Приветствую всех участников дискуссии!
В первую очередь хочу выразить благодарность организаторам за возможность принять участие в чрезвычайно важной дискуссии о роли и участии внешних факторов в Карабахском конфликте. В современное и очень неспокойное время, время, когда фактически рассыпается выстроенная после Второй мировой войны вся система международной безопасности, любой, даже тлеющий конфликт, может стать очагом большого международного пожара с непредсказуемыми последствиями и колоссальном жертвам не только среди вооруженных участников конфликта, но и среди невинных мирных граждан. В этом контексте Карабахский конфликт так же требует к себе самого пристального внимания, так как абсолютная нерешенность ключевых вопросов данного конфликта определяет высокий и агрессивный потенциал у участников конфликта. При накоплении определенных факторов этот агрессивный потенциал может стать детонатором большой войны.
Но я считаю маловероятным, что в настоящее возможно решение конфликта военным путём. И, для подтверждения своего мнения, я прошу обратить хочу обратить внимание на следующие факторы:

1. Военное развитие конфликта в 1991 году определили длительные процессы борьбы за власть, как в Армении, так и в Азербайджане начиная с горбачёвской перестройки. Радикализация взглядов влиятельных оппозиционных групп в Армении (Карабахское движение) и в Азербайджане (Народный фронт Азербайджана) привел к невозможности каких-либо компромиссов в решении проблем Нагорного Карабаха. Огромное влияние этих движений в своих государствах определили агрессивные действия властей, так как фактически выживание властей в Армении и Азербайждане напрямую зависело от выполнения требований упомянутых выше движений. За прошедшие года делёж власти в Азербайджане давно завершился, авторитарная власть И. Алиева стабильна и неприкасаема. В Армении приход к власти Н.Пашиняна сопровождался лозунгами борьбы с коррупцией прежней власти, и не был связан с проблемами Карабаха.

2. Война в Карабахе будет крайне непопулярной у ключевых игроков на международной арене. Поэтому невозможно будет получить международную поддержку ни Армении, ни Азербайджану в случае развязывания военных действий. В рамках работы Минской группы ОБСЕ есть редкое единодушие у России и США по методам решения Карабахского конфликта. Эти методы являются методами мира и согласия. Колоссальные интеллектуальные и финансовые ресурсы этих стран сейчас тратятся по оси Сирия-Украина-Санкции и еще по ряду менее значимых векторов. Ресурсов для экономической и политической поддержки участников возможного конфликта в Нагорном Карабахе просто нет. Турецкий фактор, как фактор подталкивания войны в Карабахе, так же считаю преувеличенным. У Турции есть более серьезные проблемы с курдским экстремизмом и войной в Сирии.

3. Есть и экономические факторы. Ни Армения, ни Азербайджан, не имеют достаточных ресурсов для ведения очевидно длительной войны на столь большом театре военных действия, как периметр Нагорного Карабаха.

4. Накопление военных сил у территории Нагорного Карабаха и агрессивности риторики официального Азербайджана считаю факторами политического и ошибочного давления на Армению.

Арман Меликян 26 Июня, 2018 | 12:14:49

Говоря о возможностях и желании посредников влиять на ход событий в зоне конфликта, хотел бы отметить, что на мой взгляд в ближайшие полгода-год от прежнего их благодушного единомыслия, скорее всего, мало что останется. Судя по всему, некоторое смещение акцентов в риторике нового армянского руководства и отказ премьер-министра Никола Пашиняна представлять на переговорах также и точку зрения Степанакерта, с одной стороны сподвигнет посредников на поиск новой формулы ведения переговорного процесса, а с другой - может стать формальным поводом для Баку к отказу последнего от переговоров в каком-либо новом формате или с обновленной повесткой. Это, в свою очередь, для азербайджанского руководства может послужить (вообще-то уже послужило) поводом к усилению воинственной риторике и утверждению верности решения проблемы сугубо силовыми средствами, что, в силу быстро меняющихся геополитических реалий, может быть тихо поддержано и кем-либо из посредников.

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 12:42:57

Уважаемый Рауф! Действительно по многим геополитическим проблемам «музыку заказывают» Россия и США. Но не стоит переоценивать их роль в разрешении того или иного кризиса. Например, уже более 20 лет ни США, ни Россия не могут хоть как-то повлиять на ситуацию в Туркменистане – на смену одному диктатору пришёл другой…, страна по прежнему относится к наихудшим диктатурам в мире…
Приказам и окриками из «ЦК» в лице России-США частично может прислушаться власть в Армении и Азербайджане, но в процесс конфликта в Нагорном Карабахе вовлечены миллионы граждан в Армении и Азербайджане. Для них приказы из «ЦК» не будут являться указами. Поэтому решение Карабахского конфликта лежит в первую очередь в желании народов Азербайджана и Армении решить этот конфликт мирным путём…

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 12:42:59

Дорогая Лаура, извини, но ты противоречишь самой себе. С одной стороны ты очень правильно уловила мою мысль о том, что сегодня от сторон конфликта мало что зависит. А с другой, "обвиняешь" меня в том, что я якобы утверждаю или же убеждаю в следующем - "военный сценарий дальнейшего хода конфликта являлся и является прерогативой армянской стороны".
Что касается риторики, то она определяется ролью отведенной сторонам конфликта после завершения активной фазы боевых действий. Армения чувствуя себя "победителем" постоянно говорит "о мире", естественно, с учетом, так называемых "существующих реалий", при этом постоянно заявляет о готовности дать отпор любым попыткам силового освобождения оккупированных территорий. А Азербайджан в роли "побежденного" постоянно говорит о готовности к реваншу, то есть, к изменению этих невыгодных для себя "существующих реалий", если не удастся добиться желаемого на мирных переговорах. По другому, просто быть не может. Риторика сторон просто не может быть иной. К чему на самом деле готовы или же готовятся стороны конфликта - это уже совсем другой вопрос.
Кстати, дорогой Арман представлен как "экс-министр иностранных дел НКР". Конечно, можно себя объявить Папой Римским и заявить о создании новой Римской Империи. Ничего страшного. Но важно, чтобы тебя таковым воспринимал, как говорится, закон. Можно было бы найти более политкорректную форму представления участников дискуссии. Это просто к слову. Замечание.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 12:49:43

Уважаемый г-н Мамедов, рада вашему участию и возможности познакомиться с вашими взглядами на весьма значимые для нас здесь вопросы войны или мира. Судя по Вашему первому выступлению, алармизм не имеет под собой никаких реальных основ, ибо все внешние влиятельные акторы заняты друг-другом и другими точками карты мира. Однако все усилившаяся милитаристская риторика и демонстрация военных мускулов, что сопровождается различными не только информационными операциями, но и реальной передислокацией подразделений, ведь направлены не только на шантаж противоположной стороны, но и на те же внешние силы, которым ни до этого, ни теперь тоже пока не до Карабаха. И что, по вашему, означает публичное молчание этих сил? Что они осознают, что это - игра со стороны Азербайджана для давления на Армению только? Или, что, как уже написали некоторые участники нашей дискуссии, идет активный переговорный процесс, о котором мы не знаем? Двухсторонний, многосторонний, и т.д.?

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 12:55:04

Добрый день, Арман!
Думаю, что единомыслие посредников продержится значительно дольше. По крайней мере до тех пор, пока не будут решены наиболее острые противоречия между США и Россией по ключевым проблемам. Это: Сирия, Украина-Крым-Донбасс, иранская ядерная программа. Только в этом случае появятся ресурсы для переключения полного внимания на проблему Нагорного Карабаха и формирования исключительных личных политик по методам разрешения этого конфликта. Но до этого очень пока далеко…

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 12:55:40

Военные действия, конечно же, не смогут продлиться долго, поэтому необходим быстрый успех. А он, как минимум, пока неочевиден для той стороны, которая настаивает на своем праве решить вопрос силовым путем. События апреля 2016 года это подтвердили. Отсюда - попытки получения подавляющего военного превосходства, активизация нахичеванского "второстепенного фронта" и прочие подобные шаги, направленные на слом существующего статус-кво.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 13:09:11

Да, очень хотелось бы разделить оптимизм уважаемого Вячеслава Мамедова, однако мне ближе позиция Лауры. Не забудем, что попытка решения карабахского вопроса силовым путем имела место в апреле 2016 года, будучи, на мой взгляд, отнюдь не рядовой "разведкой боем". Что касается публичного молчания внешних игроков, но за этим видится прежде всего стремление избежать "головной боли" на краткосрочную перспективу. Вспомним в этой связи, что все ключевые решения Москвы, такие как признание Абхазии и Южной Осетии и референдум 2014 года в Крыму имели исключительно вынужденный характер, когда стало окончательно понятно, что дальнейшее затягивание с принятием неприятных решений будет означать гораздо более серьёзные последствия.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 13:52:44

Да, вряд ли какие-то серьёзные экспертные дискуссии по Карабаху идут за рамками Минской группы ОБСЕ. Мы можем предположить их наличие в контексте конфликта на Донбассе, на Ближнем Востоке имеет место быть оперативное взаимодействие между военными. Ожиданий от предполагаемой встречи президентов России и США (если она, конечно, состоится) я бы не преувеличивал, это скорее пиар, посредством которого каждая из сторон стремится достичь своих тактических целей.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 13:57:27

Пока участники взяли некоторое время для перерыва, или же осмысления всего уже написанного выше, воспользуюсь своим правом модератора для напоминания, что мы сейчас анализируем вопрос ВОЗМОЖНОСТИ реализации военных действий как способа решения конфликта. Сценарий, который постоянно озвучивался азербайджанской стороной, раньше как запасной вариант, сейчас, в силу уже отмеченных выше обстоятельств, как вариант более реальный, чем политическое урегулирование. И в этой связи, раж уж мы говорим о том, что Карабахский контекст расширился, мы анализируем рычаги воздействия внешних акторов - прежде всего России, США и в лице Франции - ЕС, на ситуацию дня. А именно, на предотвращение этого сценария. Война может выгодна только Азербайджану, и то в случае успеха и полной реализации поставленных задач - возвращение Карабаха и прилегающих территорий под юрисдикцию Азербайджана. Без проживающих там армян. Вся политика официального Баку, и особенно при И. Алиеве, не оставляет сомнения в том, что Карабах это - территория, и если можно говорить о населении Карабаха, то только азербайджанской национальности.
ВОПРОС: Может ли сценарий военных действий привести к признанию независимости НКР Армений, как вынужденного шага. Как это сделала Россия в отношении Абхазии и Ю. Осетии, Крыма? Может ли этот шаг вызвать понимание со стороны внешних акторов?о

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 14:04:47

Известно, что этот вопрос неоднократно обсуждался в Армении, и третий президент неоднократно объяснял, почему Ереван этого не делает (в том числе по горячим следам "четырехдневной войны"). Мне представляется, что позиция армянской дипломатии по вопросу о признании Республики Арцах вряд ли будет изменена. И для меня не очевидно, будет ли это сделано в случае возобновления активных военных действий.

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 14:07:40

Уважаемый Рауф! По моему мнению разрешение конфликта должно начинаться именно с отказа участников конфликта от воинственных риторик и риторик вражды. Любое примирение в истории начиналось с этой непреложной истины…И начинать примирение в области риторик должны в первую очередь власти…

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 14:13:14

РАУФУ МИРКАДЫРОВУ
Реагирую здесь, потому что считаю очень важными поднятые вопросы по риторике и вообще по тому, а кто такой этой потерпевший.
Мы, кажется, можем вернуться в многолетний спор между армянами и азербайджанцами, в том числе и между нами с тобой о том, что нам армянам легче говорить о мире, нежели азербайджанцам в силу того, что армяне победили первый раунд войны в Карабахе и установили контроль над 7 районами. Мне кажется ты должен лучше всех понимать, потому что в прямом смысле этого слова ощутил на себе самом, что И. Алиев и Азербайджан 2003 года и И.Алиев и Азербайджан 2014-2018 гг. - это две абсолютно разные вещи. Сегодня говорить о милитаристской риторике как вынужденном элементе для Азербайджанской политики в вопросе Карабаха, можно только с большой растяжкой. Ибо, конкретно действенных шагов в сторону политического урегулирования сделано не было. Вячеслав Мамедов, с моей точки зрения, точно подчеркнул, что для политического урегулирования прежде всего нужно отказаться от военной риторики, установить меры доверия на фронте, отвести снайперов, исключить военные инциденты для того, чтобы убедить другу сторону, для которой Карабах в силу того, что там реально проживают живые люди, вопрос экзистенциального значения. Вот ты резко отреагировал на то, что Армана Меликяна я представила как эксминистра ИД НКР. И что теперь, только для того, чтобы не щекотать нервы азербайджанцев, заявлять о том, что Карабах - это просто территория, никаких форм организации общественной жизни там нет, и нет этих организаторов - президента, правительства, парламента. А посредники периодически встречаются с самозваннцами? Рауф, может перейдем к реалиям сегодняшнего дня?

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 14:20:27

Извините господа, у нас уже пошла пропаганда. А это мне не по душе. Но начну не с этого, а с реплики господина Мамедова по поводу ограниченных возможностей глобальных игроков.
Уважаемый господин Мамедов, честно говоря, вы меня приятно удивили. Не думал, что среди нас еще есть люди верующие в то, что в Москве и Вашингтоне ночами не спять, ломают голову на тем, как сменить диктаторский режим в Туркменистане, но ни как не придумают. Зачем менять? Чтобы одного Туркменбаши сменил другой, ни чуть не лучше, а может быть хуже? Кому мешает нынешний Туркменбаши? Да, никому, по крайней мере, пока.
Центральной Африканской Республике в свое время был такой диктатор - Бокассо людоед. Скажу вам, очень колоритная личность. Употреблял своих политических оппонентов в прямом и переносным смысле, даже во время зарубежных визитов. Человечину возил с собой в специальных холодильниках. И ничего. Был другом СССР. Его в СССР объявили даже социалистом. Естественно, могли его сменить на другого людоеда. Но зачем?!
Я понимаю, что все это не приятно. У нас тоже жизнь не сахар. Временами приходится "отдыхать", иногда как я в одиночке. Хотя знаю, что вам еще хуже. По сравнению в вашими чекистами, наши просто "гуманисты". Но хочу вас успокоить. Если так пойдет и дальше мы догоним и перегоним вас. О пропаганде после тайм-аута.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 14:29:39

Хм... Бокасса как друг СССР? Так неужели это Брежнев говорил, что он «друг и член семьи» Бокасса, регулярно охотился во владениях центральноафриканского диктатора, получая от императора-людоеда не только «кровавые алмазы», но и уран и другие приятные мелочи?..

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 14:30:00

Так как у нас время обеда еще не наступило, дополнительно в вышесказанному о возможности военного развития событий отвечу Лауре на ее вопрос о признании. Армения с высокой вероятностью пойдет на признание НКР в случае, если Азербайджан начнет долговременные боевые действия стратегического характера. В принципе, еще в апреле 2016 года С. Саргсян поручил министерству иностранных дел подготовить текст договора о признании НКР для немедленного подписания в случае начала широкомасштабных боевых действий Азербайджаном. Но каких либо дивидендов, в части признания со стороны внешних акторов НКР конечно не будет. Если проследить и проанализировать решения международного сообщества по извечной дилемме «что важнее право нации на самоопределение или территориальная целостность», то предпочтение в абсолютном большинстве отдается территориальной целостности.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 14:40:31

АНДРЕЮ АРЕШЕВУ
в связи с Вашими двумя предыдущими постами у меня есть просьба более детально разъяснить ваши мысли о том, что

1. Попытки получения подавляющего военного превосходства, активизация нахичеванского "второстепенного фронта" и прочие подобные шаги направлены на слом существующего статус-кво.

ВОПРОС 1. - Не считаете ли Вы, что история с нахичеванской июньской операцией имеет цель воздействовать и на Россию, как страну, которая по договоренности будет вынуждена вступить в военные действия, ибо любые действия оттуда будут направлены против территории Армении. И этот так называемый "второстепенный фронт" не такой и второстепенный, если попробовать проанализировать заявленные азербайджанскими военными возможности о пресечении любых передвижений по дороге от села Арени до НКР?

ВОПРОС 2. Относительно Вашего высказывания о том, что позиция армянской дипломатии по вопросу о признании Республики Арцах вряд ли будет изменена в случае нового витка военных действий. И даже при Пашиняне Вы так полагаете?
Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 14:50:07
Уважаемый Рауф! Туркменистан занимает 10 место по добыче газа в мире (более 80 млрд.куб.м.) и является крупнейшим экспортером газа в ЦА. Эти ресурсы, и, в меньшей степени запредельные нарушения прав человека, определяют интерес ключевых геополитических игроков к стране. Этим игрокам лучше всё же иметь в Туркменистане прогнозируемую демократию, чем политику, зависящую от капризов очередного пожизненного вождя. Об этом говорили нам и в Москве, и в Вашингтоне, и в Евросоюзе. Но используя международные механизмы ситуацию не удалось исправить даже частично…

Арман Меликян 26 Июня, 2018 | 15:02:39

Здравствуйте, Вячеслав!
По правде говоря пока что не видно предпосылок к тому, что противоречия между Россией и США будут преодолены. Более того - судя по всему эти противоречия на уже существующих площадках будут усугубляться и стимулировать активацию новых площадок. С этой точки зрения в какой-то момент американо-иранское противостояние может привести и к новому возгоранию военных действий зоне карабахского конфликта. То есть, возобновление вооруженного конфликта у нас может послужить детонатором для дестабилизации ситуации в северных и северо-восточных провинциях ИРИ и наоборот. При таком развитии событий вряд ли будет возможным сохранение единомыслия между американским и российским сопредседателями - уж слишком противоположны стратегические цели этих сверхдержав, ибо если для Вашингтона первоочередной задачей в регионе будет ниспровержение правящего в Иране теократического режима, то для Москвы именно сотрудничество с этим режимом рассматривается в качестве определенной гарантии обеспечения и продвижения собственных военно-политических и экономических интересов на Южном Кавказе и, отчасти, на Ближнем Востоке.Однако, конечно же, лишь время покажет, по какому пути будут реально развиваться события.

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 15:02:49

Уважаемая Лаура! Я думаю, что демонстрация военных приготовлений и усиление милитаристской риторики идет не только и не столько для подготовки реальных военных действий, но и для активного привлечения внимания основных геополитических участников к проблеме. Стоит отметить, что такая активизация не прошла незамеченной. Визит Председателя Госдумы Володина заключается не только в обсуждении «стандартных вопросов» по развитию сотрудничества, но и в обсуждении Карабахского конфликта. Володин сделал уже несколько интересных заявлений по этой проблематике. Второе. Я сомневаюсь, что идут какие-то неизвестные нам закулисные переговоры между ключевыми участниками по Карабахскому конфликту. При современной загруженности МИДа России и Государственного департамента США по горячим конфликтным ситуациям речь может идти не более, как о консультациях, хотя в их реальность я очень сомневаюсь, так как тематика МИДОв определяется решениями глав государств. А прямых переговоров между Путиным и Трампом пока не было… О подготовке возможного военного вторжения азербайджанских вооруженных сил можно говорить только тогда, когда станет известной хотя приближенное количество войск, сосредоточенных по периметру конфликтной зоны. Успех наступления невозможен без высокой концентрации войск расчетом примерно 1 дивизия на 5-10 км фронта, без сильного удара на всю глубину боевого построения противника, непрерывного огневого поражения всех его элементов, широкого маневра войсками, постоянного наращивания боевых усилий за счет резервов. К тому же точное планирование операций невозможно без активной космической разведки. Таких ресурсов у сторон конфликта нет…
 

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 15:11:03

Относительно возможного вмешательства (или невмешательства) России высказываются различные точки зрения. К примеру, я обратил внимание на недавний доклад "О развитии ситуации в Республике Армения", подготовленный группой "Политанализ.com". Появление подобного рода материалов мне кажется достаточно симптоматичным. В частности, там говорится о возможном сокращении 102-й российской базы с её последующим выводом, на чём, как известно, уже давно настаивают некоторые армянские эксперты с СМИ. Соответственно, аналогичная судьба в случае реализации этого гипотетического сценария постигнет и совместную воинскую группировку, в состав которой, насколько известно, входят части одного из корпусов, прикрывающих границу Армении с Нахичеваном.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 16:28:10

Лаура, да, мне могут быть созданы условия для ситуации, при которой Россия будет поставлена перед необходимостью отвечать на неприятные вопросы, вплоть до вовлечения в очередной серьёзный кризис, к которому в условиях Сирии, Донбасса и других вызовов, мало кто стремится. Насколько эффективными окажутся будут гипотетические неформальные договорённости - судить достаточно сложно. Что касается возможных шагов Армении по признанию Нагорного Карабаха, то здесь важно наличие комплексного плана действий на случай чрезвычайных обстоятельств. Может быть, я что-то пропустил, то артикулированных заявлений на этот счёт не было, по крайней мере пока. Премьер-министр Армении Никол Пашинян не считает ситуацию на линии соприкосновения беспрецедентной. Очевидно, ему виднее...

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 16:31:54

Коллеги, приближается вечерний раунд нашей работы. И я хотела бы предложить вам разобраться с несколькими вопросами.
Сейчас есть три варианта развития ситуации, каждый из которых может реализоваться в большей или меньшей степени, но все же не является чем-то запредельно невозможным.

1. Сохранение нынешнего так называемого плавающего статус-кво. Разные авторы называют это состояние по разному. Но суть в том, что по большому счету общий баланс сил не сильно нарушен, происходят переменные столкновения на линии фронта, в результате чего не фиксируются не значительные изменения в ту или иную сторону военных позиций сторон. Эта ситуация уже продолжается с 2014 года, наиболее острые столкновения отмечены в апреле 2016 г. Сколько такая тактика может продолжаться, не известно.

2. Широкомасштабные боевые столкновения, инициированные либо по единоличному решению президента АР, либо от возгорания вспышки в соседних регионах (Сирия, БВ, Иран).

3. Возобновление переговоров по политическому урегулированию и достижению какого-то согласия между сторонами.
Как вы считаете, аргументы в пользу каких именно вариантов может быть убедительна для внешних акторов (аргументы в пользу войны Азербайджана против Карабаха, возможно и Армении)? И в чем суть этих аргументов?
И второй вопрос - насколько восприятие внешних акторов в армянском и азербайджанском обществах напрямую связанны с их функциональностью в Карабахском процессе?

Арман Меликян 26 Июня, 2018 | 16:36:27

В случае возобновления широкомасштабных военных действий на линии соприкосновения ВС сторон в зоне конфликта признание Арменией независимости НКР / Республики Арцах весьма вероятно. В этом контексте заявления премьер-министра Армении о том, что ради скорейшего достижения взаимоприемлевого решения,он считает целесообразным возвращение Степанакерта за стол переговоров можно рассматривать в качестве своего рода предупреждения, относительно возможности применения подобного сценария. Причем не только в случае попытки азербайджанской стороны силового решения проблемы. При этом он особо отмечает, что Президент Ильхам Алиев вправе представлять на переговорах всех граждан Азербайджана, в том числе и тех, кто ранее проживал в Шуши или Керкежане, тогда он сам выступать от имени армян Арцаха не вправе - они не являются его избирателями и не давали ему таких полномочий.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 16:51:02

Думается, наиболее реалистичны первый и второй варианты, и исход вооружённой фазы конфликта (до дипломатического вмешательства посредников и международных организаций) будет определяться факторами военного характера. Конечно, чисто теоретически не исключён вариант, при котором стороны договариваются на основе Мадридских принципов, подписывают некий рамочный документ, а страны-сопредседатели дают им возможность сохранить лицо. Однако если этого не произошло в 2011 году в Казани, то сегодня предпосылок для такого сценария тем более не просматривается.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 17:10:24

Уважаемый Арман, не думаю что эти силы своего добьются, ведь для этого необходим, как минимум, пересмотр наработанной за последние 26 лет нормативно-правовой базы двусторонних отношений. Мне крайне сложно представить ситуацию, при которой на это пошли бы, допустим, депутаты нового состава Национального Собрания Армении.

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 17:41:57

Во-первых, дорогая Лаура роль модератора требует относительной нейтральности. Прочти собственные комментарии и сразу тебе станет ясно, что выступаешь как эксперт представляющий одну из сторон конфликта. Это дело Армана и Андрея.

Во-вторых, вопрос о риторике сторон, который вообще-то не является темой этой дискуссии был поднят тобой. Я только отреагировал.
Никто не сможет показать хотя бы одного примера урегулирования подобных конфликтов посредством отказа от милитаристской риторики, установления мер доверия. Наоборот, урегулирования конфликта, если конечно, речь идет о мирном варианте, всегда начинает после волевых политических решений. То есть, процесс имеет диаметрально противоположную последовательность.

В-третьих, я никогда не был пацифистом. Всегда выступал за быстрейшее урегулирования конфликта. Желательно мирным путем. Но не исключал и силового варианта. Все упирается в ресурсы и геополитические реалии.
"Победителю" требующему учета "сложившихся реалий" быть пацифистом намного проще. Было бы интересно понаблюдать за трансформацией позиции моих оппонентов, если бы сложилась диаметрально противоположная ситуация. То ест, если бы под оккупацией оказались территории Армении. Уверен, что сразу бы "запели" по другому.
Мы все "запоем" по разному если коснемся ситуации на Украине, Сирии и так далее. В одном случае, незаконные вооруженные формирования для нас будут ополченцами, а в другом, исключительно террористами и боевиками.
Я бы поверил в пацифизм моих оппонентов, если бы они также последовательно указывали на необходимость освобождения всех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха и возвращения в места постоянного проживания вынужденных переселенцев. Естественно, после предоставления международных гарантий безопасности армянам Нагорного Карабаха. А так все это пацифизм "с выгодой для себя". Проще говоря, пропаганда.
А так создается впечатление о том, что армяне все такие мирные и пушистые, а азербайджанцы воинственные варвары.
И, наконец, защита суверенитета и территориальной целостности, является не просто международно-правовой нормой, но и обязанностью любого правительства перед народом. Поэтому, не одно правительство не может заявить об отказа от силового варианта освобождения оккупированных территорий, если мирные переговоры не дают никакого результата в течении 24 лет.
При этом не факт, что широкомасштабные боевые действия будут начаты. Это были ответы на некоторые ваши реплики.
Следующие мои комментарии будут по существу заданных вопросов.

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 17:45:42

Во-первых, дорогая Лаура роль модератора требует относительной нейтральности. Прочти собственные комментарии и сразу тебе станет ясно, что выступаешь как эксперт представляющий одну из сторон конфликта. Это дело Армана и Андрея.

Во-вторых, вопрос о риторике сторон, который вообще-то не является темой этой дискуссии был поднят тобой. Я только отреагировал.
Никто не сможет показать хотя бы одного примера урегулирования подобных конфликтов посредством отказа от милитаристской риторики, установления мер доверия. Наоборот, урегулирования конфликта, если конечно, речь идет о мирном варианте, всегда начинается после волевых политических решений. То есть, процесс имеет диаметрально противоположную последовательность.

В-третьих, я никогда не был пацифистом. Всегда выступал за быстрейшее урегулирования конфликта. Желательно мирным путем. Но не исключал и силового варианта. Все упирается в ресурсы и геополитические реалии.
"Победителю" требующему учета "сложившихся реалий" быть пацифистом намного проще. Было бы интересно понаблюдать за трансформацией позиции моих оппонентов, если бы сложилась диаметрально противоположная ситуация. То ест, если бы под оккупацией оказались территории Армении. Уверен, что сразу бы "запели" по другому.
Мы все "запоем" по разному если коснемся ситуации на Украине, Сирии и так далее. В одном случае, незаконные вооруженные формирования для нас будут ополченцами, а в другом, исключительно террористами и боевиками.
Я бы поверил в пацифизм моих оппонентов, если бы они также последовательно указывали на необходимость освобождения всех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха и возвращения в места постоянного проживания вынужденных переселенцев. Естественно, после предоставления международных гарантий безопасности армянам Нагорного Карабаха. А так все это пацифизм "с выгодой для себя". Проще говоря, пропаганда.
А так создается впечатление о том, что армяне все такие мирные и пушистые, а азербайджанцы воинственные варвары.
И, наконец, защита суверенитета и территориальной целостности, является не просто международно-правовой нормой, но и обязанностью любого правительства перед народом. Поэтому, не одно правительство не может заявить об отказа от силового варианта освобождения оккупированных территорий, если мирные переговоры не дают никакого результата в течении 24 лет.
При этом не факт, что широкомасштабные боевые действия будут начаты. Это были ответы на некоторые ваши реплики.
Следующие мои комментарии будут по существу заданных вопросов.

Вячеслав Мамедов 26 Июня, 2018 | 17:58:22

Действительно, нельзя исключать любой из вариантов. Но наиболее вероятным представляется реализация первого и третьего сценариев. Действительно, в 2011 году в Казани не удалось подписать документ, содержащий «дорожную карту». Но сейчас другие руководители в России и Армении. После решения внутренних проблем все более четкую внешнеполитическую линию будет выстраивать администрация Трампа. В 2011 году ошибка была в том, что «дорожную карту» нельзя было подписать без достижения общественного консенсуса в Армении и Азербайджане по хотя бы самым начальным и единым принципам урегулирования Карабахской проблемы. Но пункты урегулирования Карабахской проблемы, по которым возможно проведение национальных референдумов в Армении и Азербайджане, могут и должны согласовываться в переговорном процессе. Другого пути нет. Это хорошо понимают в России и США. Конечно, разработать даже начальные и единые принципы урегулирования очень сложно, возможно еще более сложно будет найти поддержку и понимание этим принципам в наэлектризованных обществах в Армении и Азербайджане. Но есть смысл всей той работы, который определяется коротким, но емким словом «Мир».

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 18:42:19

В последнее время чувствуются серьезные изменения в восприятии реальности враждующими сторонами – Азербайджаном и Арменией. Это хорошо. Обществам пора избавляться от иллюзий. Ведь когда несбыточные ожидания, то есть, мечта сталкивается с суровой реальностью, как правило, происходит катастрофа. Люди воспринимают реальность как трагедию, если считают, что оказались у разбитого корыта. Пора спуститься с небес на нашу грешную землю.
Стороны пытаются решить эту проблему по-разному. Армяне по своей сущности нация фаталистов. И как следствие ее готовят к фатальному исходу, то есть, к очередной «измене», на этот раз со стороны России. Там вполне серьезно считают, что Россия готова отдать «на съедение Армению», чтобы задобрить Азербайджан и Турцию. Именно поэтому в последние годы она продает Азербайджану, скажем так, достаточно современные виды вооружения. А отвернуться от России Армения не может себе позволить, по крайней мере, без урегулирования отношений с Азербайджаном и Турцией.
И в Азербайджане в последнее время меньше стало заявлений типа «если надо будет», «если нам прикажут».
Мы пошли по проторенному, то есть, уже однажды испытанному пути. В свое время, если не ошибаюсь, сразу после завершения переговоров в 2001-м году в американском Ки-Весте Гейдар Алиев собрал всю политическую элиту, в том числе, и представителей оппозиции, которую у нас ныне принято называть радикальной, и открытым текстом заявил, что Азербайджану не дают и не дадут, по крайней мере, в обозримом будущем, урегулировать армяно-азербайджанский конфликт силовым путем. Так вот, нечто подобное происходит и сегодня.
«У Азербайджана самая боеспособная и в военно-техническом плане совершенная армия в регионе. Азербайджан ежегодно тратит на обеспечение своей безопасности 3-4 миллиарда долларов. И наше государство доказало в период апрельской войны свою мощь. Если нам не помешают, то мы за неделю, максимум месяц можем освободить все оккупированные территории», — сказал недавно в своем выступлении на съезде Европейского конгресса азербайджанцев помощник президента Азербайджана Али Гасанов, сообщает haqqin.az.
По его словам, Азербайджан – не милитаристское государство, однако вынужден укреплять свою обороноспособность, чтобы в будущем освободить оккупированные территории.
А.Гасанов также отметил, что Азербайджану и азербайджанцам в Европе противостоит мощная армянская диаспора с разветвленной сетью и центрами в Брюсселе, Лондоне, Париже: «Они очень сильны, у них очень сильные и тесные связи с европейской элитой. И это в большей степени неравный бой».
Это один из тех редких случаев, когда я почти на все сто процентов согласен с господином Али Гасановым, по крайней мере, с первой частью его заявления. Да, на самом деле, у нас самая сильная армия в регионе, если, конечно, имеются ввиду исключительно страны Южного Кавказа, то есть, Грузия, Армения и Азербайджан. Однако, к сожалению, Иран и Россия также, скажем так, имеют непосредственное отношение к нашему региону.
Далее, с А.Гасановым трудно поспорить и по поводу того, что теоретически Азербайджан может освободить все оккупированные территории в течение нескольких недель, если конечно не будут мешать внешние силы. Даже в Армении трезвомыслящие политики признают, что после 2005 года Азербайджан используя имеющиеся огромные ресурсы смог создать необходимый для силового урегулирования конфликта военный потенциал. Тут спорить трудно. Но, сам Гасанов, в сущности признает, что влиятельные внешние игроки не позволяют, и скорее всего, не позволят Азербайджану в дальнейшем реализовать силовой сценарий урегулирования армяно-азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Все верно.
А вот дальше господин Гасанов лукавит. Он, скорее всего, не может позволить себе четко указать какие же внешние силы. Попытаюсь ответить на этот вопрос.
Сразу стоит отметить, что так называемый «коллективный Запад» в целом никак не может помешать урегулированию данного конфликта по силовому сценарию, особенно, если речь идет об ограниченных временных рамках. «Коллективный Запад» в целом НАТО, и такие ведущие государства как США в частности не имеют военного присутствия в нашем регионе, и как следствие, не располагают инструментами «принуждения к миру» сторон конфликта. С одной стороны это является крайне негативным фактором, по той простой причине, что в регионе отсутствует военно-политический баланс между ведущими глобальными игроками, прежде всего, между Россией и США. Однако отсутствие военно-политического присутствия снимает с Запада в целом, и США в частности любую ответственность за возможное развитие событий по силовому сценарию. Поэтому, Запад мог бы «закрыть глаза» на попытки силового урегулирования конфликта, если таковые будут кратковременны, и не будут сопровождаться преступными акциями в отношении мирного населения. Многие дипломаты, представляющие в Баку ведущие западные государства, в частных беседах с автором этих строк не раз открыто заявляли об этом.
Итак, из ведущих геополитических игроков только Россия имеет военно-политическое присутствие в регионе, и как следствие, «инструменты принуждения к миру» сторон конфликта. Таким образом, только Россия может способствовать, или же не допустить урегулирования конфликта по силовому сценарию.
В принципе, Москва этого и не скрывает. Недавно министр иностранных дел РФ Сергей Лавров открытым текстом заявил буквально следующее: если бы Запад учитывал интересы России, то многие конфликты на постсоветском пространстве никогда бы не возникли, а другие, в том числе и карабахский, были бы давно урегулированы. Лавров, по сути, признал, что именно Москва не позволяет урегулировать карабахский конфликт, так как предлагаемые варианты не отвечают геополитическим интересам России. Проще говоря, Москва требовала признать ее единственным «хозяином» постсоветского пространства. Словом, «ничего личного, только бизнес».
Итак, в чем же геополитические интересы России. Путин в своем выступлении на Манеже накануне президентских выборов заявил буквально следующее: «Откуда взялась такая позиция, в целом понятно. После развала СССР Россия, которая в советское время называлась Советским Союзом, – за границей её так и называли, Советская Россия, – если говорить о наших национальных границах, утратила 23,8 процента территории, 48,5 процента населения, 41 процент валового общественного продукта, 39,4 процента промышленного потенциала (я обращаю внимание, почти половину), 44,6 процента военного потенциала в связи с разделом Вооружённых Сил СССР между бывшими союзными республиками». То есть, Россия потеряла почти 24 процента собственных территорий, а не колоний. А терять то, что свое это несправедливо. А значит необходимо восстановить справедливость. Тем более, что «развал СССР самая большая геополитическая трагедия ХХ1 века».
Значит необходимо вернуть утраченное. Еще 2008 году Путин заявил, что независимая Украина – это нонсенс. Корни событий 2014 года надо искать в этом заявлении президента. Одним словом, существование независимого Азербайджана, Армении, Грузии и так далее – это нонсенс с точки зрения Путина. Такова логика выступления Путина.
То что у умного на на уме… Жириновски уже открытом текстом заявляет, что карабахский конфликт может быть урегулирован с случае восстановления российской империи. То есть, не должно ни Армении, ни Азербайджана. Все как в империи – Бакинйская, Елизаветпольская и Ереванская губернии.
Одним словом, нас ждет урегулирование конфликта через потерю независимости. Вопрос только в том, надо это нам или нет.
Правителей Азербайджана и Армении можно обвинить во многом. Но они не самоубийцы. Попытка возобновления широкомасштабных боевых действий в Карабахе без разрешения России самоубийство. Ведь перекинуть боевые действия на армяно-азербайджанскую границу раз плюнуть. Кто там будет разбираться в том, какая из сторон конфликта произвел первый выстрел. А Россия получит формальный повод для применения армяно-российских соглашений гарантирующих безопасность Армении.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 19:06:52

То есть Москва только и ждет "формальный повод для применения армяно-российских соглашений гарантирующих безопасность Армении"? Почему же до сих пор этими поводами не воспользовалась? Не клеится что-то с реальностью... И если следовать логике Рауфа, то "считается" только военно-политический инструментарий, так что ли? А финансово-экономические рычаги, культурно-идеологическое влияние не элиты постсоветских государств (не исключая саму Россию, кстати) не имеют никакого значения? Мне так не кажется, да и попытки путем выборочного цитирования приписывать российским руководителям мифическую логику стремления "восстановить советскую империю" (то есть то что недостижимо в принципе), как мне кажется, уводят в сторону и упрощают реальную картину. Хотя для кого-то они вполне комфортны, ибо недвусмысленно указывают на источник вселенского зла, с которым надлежит бороться...

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 19:17:36

Рауф, буду признательна, если конкретно покажешь в каких-именно из моих комментариев, после которых я задаю дополнительные вопросы к участникам, или призываю придерживаться реалий дня (.... зависит от контекста) позволила себе не то что отклонение от функций модератора, а какой-то популизм. В любом случае, мне жаль, что у тебя сложилось такое впечатление. Что касается риторики, то считаю, что этот аспект как никогда сегодня стал важным составляющим политики сторон, прежде всего - Азербайджана, как стороны конфликта, для воздействия на противоположную сторону, а также - международных посредников и других акторов. Мы ведь говорим о возможности военного решения вопроса, не так ли?
По моему, ты путаешь пацифизм и отрицание военного решения. Я тоже не пацифист, и считаю, что в случае боевых действий пацифистские призывы не только не уместны, а и опасны. Но, в то же время, я придерживаюсь того убеждения, что военное решение - это не решение конфликта, а отложение до определенных времен, источник для взращивания для реваншистских настроений и при случае возобновления еще одного раунда войны. Собственно поэтому и стараюсь поддерживать хоть какие-то коммуникации с азербайджанскими коллегами. В то же время, есть возможные варианты для политического диалога, и для этого считаю неприемлемым ведение диалога под натиском и шантажом. Речь не о пушистости, а о том, что любые шаги навстречу Азербайджану при такой запредельной риторике, могут быть восприняты как проявление слабости. Причем, не только на противоположной стороне, а и на своей. Не буду больше писать тебе в ответ, иначе могу быть обвинена в еще больших смертных грехах.
Давай работать дальше.

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 19:21:53

Во-первых, надо внимательно читать. Я не утверждаю, что Россия ждет "формального повода". Это вы Андрей выдергиваете даже не цитаты, а отдельные фразы.

Во-вторых, Северная Осетия и Абхазия - это миф, мираж. Приднестровье - мираж, Крым и Восточная Украина - мираж. Зеленные человечики - тоже мираж. Просто речь идет о том, что у глобальных геополитических игроков разные интересы. Грубо говоря, Вашингтон и Москва торпедируют любые инициативы по урегулированию конфликта учитывающие интересы геополитического конкурента. Если Россия мечтает о восстановлении империи в прежних границах, Вашингтон заинтересован в том, что Южный Кавказ оставался вне зоны влияния России. Пока существует баланс. Но рано или поздно этот баланс будет нарушен в ту или другую сторону.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 19:49:37

Коллеги, Рауф Миркадыров уже коснулся варианта принуждения к миру в зоне Карабахского конфликта. Как известно, это - единственный конфликт, который вот уже 24 года, после установления режима перемирия в 1994 году, держится в целом без присутствия иностранных сил. Как вы считаете, в случае возобновления военных действий, возможно ли операция по принуждению к миру сторон посредством международных сил? Или вы считаете, как Рауф, что эта функция может принадлежать только России в силу ее военного присутствия на территории Армении?

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 20:02:18

Дорогая Лаура, у тебя у тебя уйма претензий к азербайджанской стороне. У меня также, если ты внимательно читала мои комментарии. Но у тебя ни одной претензии к армянской стороне. Прочти еще раз свои комментарии, в которых ты делаешь односторонние обвинительные оценочные заявления. Для модератора - это неприемлемо.
Я также как ты знаешь сторонники диалога, до тех пор пока молчать пушки. Поэтому и участвую в этих дискуссиях. Ты вспомнила о людях, которые проживают в Нагорном Карабахе. Как видишь и я о них не забыл. Этим людям должны быть предоставлены гарантии безопасности, в том числе, и международные, притом, самые жесткие. Уверяю тебя это моя искренняя позиция.
И часто ли ты вспоминаешь о правах тех, кто проживал ныне оккупированных территориях. А речь идет о сотнях тысяч.Эти люди никуда не исчезли.
И вообще альтернативы возобновлению широкомасштабных боевых действий нет, если мирные переговоры не дадут никакого результата. И об этом надо напоминать. Не будем мы вести мирные переговоры до наступления судного дня. Или же потеря независимости, когда ничего нашего не останется, как было 1920 году. Я не хочу, чтобы история повторилась. Надо же осознать, что Россия не собирается "сдать Армению" или же "задобрить Азербайджан". России надо все. А на принадлежность Нагорного Карабаха им наплевать.
Точно также Запад. Запад устроит любой вариант урегулированию, который оставит Южный Кавказ вне зоны влияния России.
Неужели нам не стал уроком 2013 год, когда Армения за несколько дней до подписания полностью согласованного соглашения об Ассоциации с Евросоюзом, отказался от этого документа, после однодневного визита Саркисяна в Москву Путину. Вот вам цена гарантий безопасности. И цена этим гарантиям будет расти.
Именно тогда в Украине произошли трагические события. Янукович также в последний момент отказался от подписания полностью согласованного соглашения.
И еще не надо обижаться. Это же дискуссия. Комплименты по ходу. в Азербайджане тебя уже обвинили в самом большом сметном грехе. Ты завербовала самого Рауфа Миркадырова.
 

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 20:23:41

Думаю, что на сегодня хватит, особенно с учетом временной разницы. Надо наказать, притом, очень жестко, того кто решил проводить такие серьезные дискуссии во время чемпионата мира по футболу. Наверное до завтра. Поэтому спокойной ночи.

Рауф Миркадыров 26 Июня, 2018 | 20:30:24

Хотя может быть вернусь.
И еще дорогая Лаура, вопрос чисто технического плана. Частые обновления мешают нормально читать комментарии. Можно как-то решить эту проблему.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 20:55:42

Лаура это интересный вопрос. Предположения на тему некоего подобия "Дейтона" для Южного Кавказа высказывались, по крайней мере на экспертном уровне. В разное время высказывались предположения относительно состава возможного иностранного контингента в регионе нагорно-карабахского конфликта. Если не ошибаюсь, несколько лет назад в этом контексте упоминались страны Вышеградской группы, но потом все стихло. Да и Иран неизменно выступал против внешнего присутствия по периметру своих границ. Согласие Баку на подобного рода операцию тоже сложно представить. Так что на данный момент я склоняюсь с мысли что этот вопрос неактуален, даже в случае военной эскалации. Это слишком сложная операция, в том числе с точки зрения правового и организационно-технического оформления.

Лаура Багдасарян 26 Июня, 2018 | 21:03:42

Да, эта проблема техническая, но, к сожалению, мы сможем разобраться с этим только после данной дискуссии. Во избежание каких-то непредвиденных технических дополнительных проблем.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 21:09:01

Я читаю внимательно, уверяю вас, и вряд ли нуждаюсь в указаниях на этот счет. Нет не мираж (как тем более не мираж стрельба грузинских формирований по Цхинвалу или вооруженный госпереворот в Киеве), но не следует путать непосредственную причину принятия соответствующих решений (кстати говоря, отнюдь не предопределенных) с последствиями.

Андрей Арешев 26 Июня, 2018 | 21:12:56

Не совсем понятно, "ясно выраженное одобрение России" - это как? На каком уровне и в какой форме? Как "дают согласие" западные страны, например те же США в своё время Ираку в Кувейте, мы примерно знаем, а вот в этом случае?..

Арман Меликян 26 Июня, 2018 | 23:12:42

В данном случае под "ясно выраженным одобрением" России понимается некая четкая кулуарная договоренность на высшем уровне между Баку и Москвой, оговаривающая те условия, которые они берутся выполнить по отношению друг к другу в случае, если российская сторона обязуется не препятствовать попытке Азрбайджана решить проблему посредством применения силы, последний же соглашается, к примеру, на восстановление российского военного присутствия, скажем по сформированному после азербайджанской атаки новому периметру линии соприкосновения ВС сторон в зоне конфликта, а может еще и в каком-то из крупных населенных пунктов, расположенных вблизи прохождения идущих на запад трубопроводов. Могут быть и другие варианты.

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 00:09:05

Арман понятно. Вы полагаете, что Баку согласится на российское военное присутствие сейчас, после того как Гейдаром Алиевым был отвергнут вариант ввода российских миротворцев в середине 1990-х годов, затем выведен объект в Габале, в условиях деятельности в Азербайджане транснациональных энергетических корпораций, трубопроводов и т.д.?

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 00:16:10

Когда брали Грозный, то речь шла о восстановлении законной власти. А то что сравняли город с землей - это ничего. Потом восстановили. А вот грузины не имели право стрелять по Цхинвали. И это несмотря на то, что в России осудили за госизмену, если не ошибаюсь двух женщин, которые по телефону сообщили своим друзьям о продвижении российских войск в границам Грузии, еще до начала операции грузинской армии.
Я именно об этом говорил. Мы делим сепаратистов на своих и чужих и называем их по разному.
Далее, дорогой Андрей вы также в своих комментариях приводили отдельные цитаты, которые как вы считали иллюстрировали позицию официального Баку по тому или иному вопросу и делали соответствующие выводы. У меня не было к вам никаких претензий. Это ваше право.
А вы вырвали из контекста даже не цитату, а именно отдельную фразу. Я наверное по наивности подумал, что это сделано по невнимательности. Если нет, то буду знать каких критериев и стандартов вы придерживаетесь во время подобных дискуссий. Никаких проблем.

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 09:04:38

О РАСПОРЯДКЕ ВТОРОГО, ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ

Коллеги, сегодня мы будем работать до 21,00 вечера по Еревану. Для Андрея Арешева это будет до 20,00 по Москве, для Вячеслава Мамедова и Рауфа Миркадырова - до 18.00 по их местному времени.
Прошу вас в самом конце выступить с краткими резюме с вашими оценками данной дискуссии, было ли что-то, что добавило вам информации по обсуждаемой нами теме, может ли быть полезен этот материал в вашей дальнейшей работе как специалистов и т.д.
После ваших резюме, что будет означать, что вы завершили свою работу на нашей площадке, я выступлю со своим итоговым постом и объявлю о завершении конференции.
Надеюсь, что и сегодня день будет насыщенным, активным.
ВАЖНО - Коллеги, предложенные мною вопросы вовсе не ограничивают вас в том, чтобы предложить также со своей стороны свои вопросы участникам. Также, если считаете, что со вчерашнего дня осталось еще что нужно писать, то вы свободно это можете сделать,

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 09:21:12

Уважаемый Рауф, Вы вольны признавать или не признавать независимую государственность НКР/ Республики Арцах и соответствующим образом относиться к наличию там законных, по местным меркам, органов государственной власти и представляющих таковые чиновников, однако ведь от Вашего личного отношения политические реалии никак не меняются - государственность эта и представляющие ее чиновники существуют на самом деле и ложно понимаемый политес тут ничего изменить не может. Спасибо за невольную параллель с Папой Римским, однако в действительности, параллелизм тут и впрямь существует - Папа Римский признан таковым собственной паствой, я же был министром иностранных дел полутора сотен тысяч людей, сумевших отстоять свое право на жизнь и независимость в ходе неравной войны и доверивших мне право выполнять обязанности главы названного ведомства. Ни для Вас лично, ни для азербайджанского народа в этом не должно усматриваться какого-либо обидного или, тем более, оскорбительного подтекста. Я думаю стоит сконцентрироваться на преодолении реальных противоречий, которые сыграли определяющую роль в возникновении конфликта и вести поиск тех формул, применение которых позволит надолго установить мир в нашем регионе и, что самое главное, устранить те факторы, которые на протяжении очень продолжительного времеи питали взаимное недоверие и ненависть между нашими народами.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 09:23:36

Уважаемый Андрей, мне кажется весьма странным и, даже, симптоматичным то, что о возможном выводе российской военной базы из Армении и последующем сворачивании российско-армянского военного сотрудничества интенсивно заговорили в России, тогда как в Армении эту тему в действительности почти не затрагивают ни на официальном уровне ни в экспертном сообществе. Я не исключаю, что подобные информационно-аналитические вбросы служат определенным политическим целям, однако к армянским реалиям они имеют весьма спорное отношение.Такое впечатление, что в России есть силы, которые хотели бы активизации именно таких настроений в армянской среде и по мере сил способствуют их искусственному насаждению.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 09:53:48

Дорогой Андрей, сегодня на определенных условиях согласие Баку на такой сценрий не является чем-то фантастическим. Ведь в середине 90-х ввод российских миротворцев не предполагал передачи Азербайджану находившихся под контролем Степанакерта территорий. Русские миротворцы должны были встать между ВС сторон конфликта, а при таком раскладе Москва получила бы и полную свободу диктовать условия мира. Согласившись на подписание перемирия президент Гейдар Алиев прозорливо стал выстраивать тесные экономические отношения с западным миром и смог уравновесить западное влияние с российским. То есть создал условия для того, чтобы вести диалог с Москвой, имея в кармане западную политико-экономическую альтернативу. К этому следует добавить и налаживание весьма тесного сотрудничества в военной сфере с членом НАТО Турцией. Таким образом Гейдар Алиев искусно обыграл ситуацию военного проигрыша середины девяностых и завещал верховную власть в стране Ильхаму Алиеву уже сформировав совершенно иные реалии, нежели те, при которых ему самому пришлось взять в руки бразды правления. Сегодня условия ввода российского военного контингента могут если и не диктовать, то требовать из Баку. Как Вам такой вариант: вся территория вокруг ныне упраздненных административных границ бывшей НКАО, за исключением Бердзор/Лачина тем или иным путем переходит под контроль азербайджанских ВС и администрации, а на остающейся под контролем Степанакерта территории размещается российский миротворческий контингент. При этом статус оставшегося армянонаселенным края будет оставаться неопределенным и уж тем более он не войдет в состав Армении. Я думаю, что на такое промежуточное решение в Баку с огласятся с удовольствием, поскольку это станет лишь началом процесса. Учитывая тенденцию снижения и, в определенных местах, полного сворачивания российского влияния на постсоветском пространстве, глядишь лет через десять пятнадцать у Азербайджана появится шанс "освоить" оставшееся уже после "добровольно-вынужденного" ухода русских.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 10:15:28

Доброе утро всем. В условиях в целом действующего режима прекращения огня и документально оформленного перемирия какие-либо международные акции по принуждению к миру маловероятны. То есть для инициации международной акции по принуждению к миру, скорее всего, должна сначала вновь начаться война, затем она должна быть как-то остановлена и уже после этого международное сообщество может быть посчитает возможным и полезным прибегнуть к мерам по принуждению сторон к миру. Своего рода политической акцией по принуждению к миру стала российская инициатива, в результате которой начальники ГШ ВС Армении и Азербайджана в Москве согласились прекратить военные действия в 2016. В результате данной инициативы контрнаступление Армии обороны Арцаха было остановлена и ряд позиций, до того захваченных атакующей азербайджанской армией отвоевать не удалось. Такое принуждение к миру может неоднократно повторяться, при этом по отдельным эпизодам преимущество может получить то одна, то другая сторона конфликта. Резюмируя скажу, что без новой вспышки масштабной военной активности в зоне конфликта, операция по принуждению сторон к миру представляется крайне маловероятной.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 10:27:38

Соглашусь с Рауфом Миркадыровым в том, что без ясно выраженного одобрения России азербайджанское руководство вряд ли решится на возобновление полномасштабных боевых действий. Однако в том случае, если получившая согласие России азербайджанская сторона не сумеет добится существенного успеха, а тем более, в случае поражения, сопровождаемого утерей контроля над какой-то частью собственной территории, весь нынешний хрупкий баланс сил в регионе будет разрушен, а позиции самой России существенно ослабнут в Армении и практически полностью исчезнут в самом Азербайджане. Такое поражение станет серьезнейшим ударом и по власти семьи Алиевых. То есть, для нынешнего азербайджанского руководства такая война может стать во всех отношениях персонально роковой, а поражение в ней поставит крест и на планах построения оси Москва-Баку-Тегеран, поскольку центральное звено этой оси - Баку, лишится необходимой военно-политической остойчивости.

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 10:43:14

ВТОРОЙ ДЕНЬ

Здравствуйте, коллеги!
Это - второй день нашей дискуссии. Вчера мы попытались разобраться с разными аспектами реакции внешних акторов (посредников, региональных стран, напрямую заинтересованных процессами Карабахского конфликта) в случае развития ситуации в сторону войны (краткосрочной, с участием только азербайджанских и армянских ВС, широкомасшатбных, с участием также и других ВС). Сюжеты, которые, судя по выступлениям участников, на данный момент, с учетом событий последнего времени, представляются вероятными.
Тем не менее, роль посредников формально заключается и внешних акторов может заключаться в том, чтобы повернуть процесс также и в сторону политического урегулирования и невоенного развития ситуации. Полагаю, что не одна я считаю, что военный сюжет, независимо от того, какая из сторон добьется успеха, не является решением конфликта, а лишь открывает двери для еще другого раунда выяснения отношений военным путем. И так может продолжаться бесконечно.
Сегодня я бы хотела попросить вас в течение дня проанализировать возможности внешних акторов для политического урегулирования конфликта.
Для этого - вот несколько вопросов:

1. Есть ли реальные ресурсы у сторон для политического решения конфликта, в чем они заключаются сегодня. С учетом всего международного фона турбулентности, обострения между Россией и США, Турцией и Западом, Ираном и Западом, трениями между США и ЕС и т.д?.

2. Как воздействуют сформированные в последние годы альянсы с участием Азербайджана, Турции, Ирана, и России на возможности урегулирования Карабахского конфликта политическим путем?

3. Шантаж и/или компромисс, что наиболее действенно в процессе Карабахского урегулирования, и какие именно аргументы сторон конфликта могут вызвать наибольшее восприятие у международных сил и стран?
Вчера мною был поднят вопрос принуждения к миру, как это может работать, при каких условиях это может быть приемлемо и т.д.
На него ответил Андрей Арешев. Прошу, также и других экспертов отреагировать сегодня и на этот мой вопрос.

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 10:50:57

Коллеги, обращаю ваше внимание на то, что вчера поздно вечером между Андреем Арешевым и Арманом Меликяном была начата дискуссия по вопросу одобрения со стороны России на развертывание военной операции Баку в зоне конфликта. Сейчас она продолжается, и эти посты вы можете увидеть перед моим сегодняшним утренним выступлением. Вы также можете, если посчитаете нужным, участвовать в этой части дискуссии там же используя кнопку ОТВЕТИТЬ. Что касается сегодняшних вопросов, то прошу писать дальше, т.е. после моего утреннего выступления, как обычно это делается.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 11:12:18

Доброе утро всем!
Если брать международный порядок по принуждению к миру, то это довольно долгая и дискуссионная процедура, требующая решения Совета Безопасности ООН. В полном смысле к конфликтующим сторонам эта мера пока не применялась, так как при принуждении к миру могут уничтожаться как вооружения и военная инфраструктура враждующих сторон, так и уничтожение военных группировок участников конфликта. Так как это действительно крайние меры, поэтому и требуется решение Совета Безопасности.
Но так как Россия связана с Арменией и Азербайджаном рамками ОДКБ и СНГ, такие радикальные меры никогда применяться не будут даже в случае полномасштабной войны, если она будет начата. Поэтому, действия России пока намного ближе к термину «поддержание мира». Уверен, что и дальше Россия будет применять именно этот вариант для сдерживания участников конфликта.
Но, конечно, как поддержание мира, так и силовая акция «принуждения к миру» могут рассматриваться как только временные меры и не могут заменить полноценный переговорный диалог между конфликтующими странами для решения проблемы.

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 11:39:59

Уважаемые коллеги, доброе утро. Мне кажется. дискуссия носит весьма содержательный и интересный характер.
По существу поставленных Лаурой вопросов.

1. Карабахский конфликт упоминается в пиаровских целях, как это делают, к примеру, Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган, но вот что касается реальных ресурсов... Что это может быть в условиях международной турбулентности, торговый войн и очевидной подмены пиаром содержательных решений? Посмотрим на Ближний Восток - ситуативная коалиция (в данном случае России, Ирана и Турции), направленная на хотя бы частичное решение этого чрезвычайно сложного вопроса, затрагивающего интересы многих стран, в том числе нелегально находящихся в стране. Есть ли предпосылки образования подобной коалиции в случае с Нагорным Карабахом, при том, что конфликт не находится на первых полосах западных изданий? Мы не можем доподлинно судить, затрагивается ли карабахский вопрос, скажем, в рамках российско-турецких переговоров высокого уровня. Но то, что апрельская война имела место на фоне беспрецедентного ухудшения отношений между Москвой и Анкарой, также не следует сбрасывать по счетов. В свое время предлагались разные форматы региональной безопасности и ситуативное посредничество ("Платформа мира и стабильности на Кавказе" Р. Эрдогана, план "Медведева-Саркози" и т.д.) однако региональные реалии и интересы сторон неизменно вносили свои коррективы. Минская группа ОБСЕ может ставить и наверное решать некие тактические задачи, однако возможности её сильно ограничены, так как невозможно решить даже вопрос об увеличении количества наблюдателей.

2. Что касается региональных альянсов, то на мой взгляд наиболее влияние в контексте карабахского конфликта может оказать трёхстороннее сотрудничество Турции, Азербайджана и Грузии, почему - достаточно посмотреть на карту. Остальные форматы двустороннего и многостороннего взаимодействия подчинены решению отдельных задач или развитию отдельных проектов, не имеющих к карабахскому вопросу непосредственного отношения.

3. К сожалению, шантаж, причём военный, может рассматриваться определёнными силами как наиболее эффективный вариант. Не далее как вчера в ходе известного мероприятия об этом было в очередной раз заявлено в предельно откровенной форме.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 11:41:48

Андрей, я уже имел случай вчера обратить внимание участников нашей дискуссии на то, что военно-политические реалии в нашем регионе стремительно меняются после начала гражданской войны в Сирии. Настолько стремительно, что ряду региональных игроков, в том числе и России, зачастую приходится принимать решения в положении цугцванга - лишь бы выиграть время. Я просто предложил общему вниманию версию, которая в новых условиях может стать реальностью.
Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 11:45:10
Я согласен с Андреем. Россия никогда не пойдет на размещение своих миротворческих сил и никогда не поддержит односторонние действия какой либо из сторон, если действия России не будут поддержаны всеми участниками конфликта. И, если есть «кулуарная договоренность» с Баку, то она именно об этом.
Вообще Россия оказалась в крайне сложной ситуации, так как досоветская, советская и постсоветская история НКР во многом напоминает историю Крыма. Россия выбрав для защиты прав русского населения проживающего в Крыму путь мягкой и грамотной аннексии через референдум, в текущем конфликте придерживается в глобальном контексте решения на основании принципов международного права и территориальной целостности Азербайджана. Думаю, Армения указывает России на эти противоречия и это объективно усложняет поиск компромисса. Но Россия понимает, что именно эта позиция будет поддерживаться другими влиятельными участниками. Именно на этой позиции основано бесконфликтное сотрудничество с США в вопросах урегулирования Карабахского конфликта.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 12:10:55

Уважаемые коллеги, думаю, что позиции наши по этому вопросу ясны и у каждого своя аргументация. Мне лишь кажется, что Андрей и Вячеслав в большой степени строят свои доводы на основе видения неких статичных, не подверженных изменениям во времени элементах, тогда как я при анализе ситуации отдаю приоритет тем элементам, которые и сейчас, и, скорее всего, в дальнейшем будут работать на формирование качественно новых реалий на Южном Кавказе и соседних регионах. Думаю, что на этом можно обсуждение данной темы завершить. Мне, во всяком случае, сейчас больше нечего добавить.

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 12:23:18

Арман я не вижу предпосылок, при котором и Москва, и Баку, а уж тем более западные партнёры согласились бы с подобным сценарием. Как известно, для азербайджанских властей всё что в границах бывшей советской республики это их, без разделения на бывшую НКАО (границы которой как Вы правильно пишете упразднены) и остальное. А в Москве, на фоне известных вызовов и обозначившегося доминирования внутренней повестки, продавливать операцию, которая в лучшем случае сулит негативную неопределённость, никто не будет.

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 12:24:08

Доброе утро, коллеги! Начну с операции по принуждению к миру. Не думаю, что в случае возобновления полномасштабных боевых действий нам стоит ожидать оперативной консолидированной реакции международного сообщества в виде ввода международных миротворческих сил.
Во-первых, согласен с господином Мамедовым в том, что это долгая процедура. А мы почти все согласились тем, что война будет иметь скоротечный характер. То есть, просто не успеют обсудить и принять решение. Напомню, что даже во время так называемой апрельской войны, хотя это были боевые действия местного значения, данный вопрос даже не был внесен в повестку дня Совбеза ООН.
Во-вторых, в существующих геополитических реалиях и интересах глобальных игроков, прежде всего, России и США, подобная консолидированная реакция вообще невозможно. Россия и Иран не заинтересованы в появление в регионе внерегиональных сил. Данный вопрос не удалось полностью согласовать даже в середине 90-х годов.
Запад, в первую очередь США сделают все возможное, чтобы регион не перешел под полный контроль России. США на этот раз не позволят России или же формально ОДКБ использовать мандат ООН, как это было в Грузии. Последствия общеизвестны.
Как показывает практика по подобным вопросам стороны не могут договориться. Притом, это проблема не только сегодняшнего дня. Вспомним Бывшую Югославию, Грузию, Украину, Сирию.
Таким образом, более реальной является оперативная реакция со стороны отдельных государств или группы государств. Тут все упирается в возможности и ресурсы. Я уже отмечал, что коллективный Запад в целом, США в частности не имеют военно-политического присутствия в регионе. Проще говоря, они лишены возможностей для подобного оперативного реагирования.
Теоретически оперативно отреагировать на ситуацию могут Россия, Иран и Турция. Иран отпадает. И так проблем выше головы. Попытка военно интервенции станет поводом для нанесения удара по Ирану.
Турция, несмотря на союзнические отношения с Азербайджаном, также вряд ли станет вводить свои войска в зону конфликта. Это спровоцирует войну войну между Россией и Турцией. А этого Турция не желает. Обратите внимание на карту. Масштабная переброска войск возможно через территории Ирана, Грузии и Армении. Иран не даст согласия. Переброска войск через территорию Армении это интервенция, которая приведет к войне с Россией. Россия не оставит без ответа, даже если Турция попытается перебросить войска через территорию Грузии.
Но самым важным фактором является то, что Турция боится войны с Россией. Ведь, Турция до сих пор не осмелился создать военные базы в Азербайджана.
Таким образом, оперативно отреагировать на возобновления полномасштабных боевых действий может только Россия. Только она располагает силами и средствами для проведения подобной операции в нашем регионе.
В определенных обстоятельствах развитие событий по этому сценарию даже отвечает геополитическим интересам России в нашем регионе. По сути, регионе перейдет под полный контроль России. Как показывает историю подобные "победы" помогают Путину, кроме всего прочего собственные внутриполитические задачи и проблемы. Ради восстановления величия России ему все прощают. Он утверждается в качестве собирателя земель российских. Проще говоря, подобные внешнеполитические акции постепенно становятся единственным инструментом для воспроизводства собственной власти.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 12:25:26

Уважаемая Лаура! Спасибо за очень интересные и важные вопросы на текущий день. Отвечаю по порядку:

1. Несмотря на грозный вид авианосных групп и эконмическую мощь США, на устрашающие пуски новой российской МБР «Сатана», ресурсов для быстрого и эффективного решения конфликта в Нагорном Карабахе у ключевых акторов нет. Во первых, и об этом я уже писал вчера, проблема не только в неуступчивости властей и президентов, а в более глубинных причинах сложности сегодняшней ситуации. Президенты не могут подписать каких либо договоренностей без достижения общественного консенсуса в Армении и Азербайджане по хотя бы самым начальным и единым принципам урегулирования Карабахской проблемы. Иначе общества ответят массовыми протестами и беспорядками, оживится оппозиция, появятся баррикады… Главная и самая сложная задача для ключевых акторов я вижу в том, чтобы помочь участникам конфликта разработать начальные и единые принципы урегулирования, которые могут быть поддержаны на референдумах в Азербайджане и Армении.
Но для этого требуются очень серьезные дипломатические ресурсы как в плане руководства всей работы, так и в плане разработки конкретных рекомендаций. Но на данном этапе, к сожалению, все ресурсы ключевых акторов тратятся на работу по наиболее острым проблемным направлениям. В этом контексте я считаю исключительно важным нормализацию отношений между Россией и США хотя бы по некоторым направлениям. Это позволит переключить талантливых (именно талантливых) дипломатов на решение Карабахской проблемы. Чтобы понять остроту нехватки ресурсов, приведу пример посольства России в Нидерландах. Доверенный и близкий источник сообщил, что 80 процентов дипсотрудников, включая и атташе по культуре, сейчас заняты разработкой методов борьбы с «проамериканским лобби» в ОЗХО. А на другие темы нет ни сил, ни времени…

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 12:38:06

Вопрос к РАУФУ.
По поводу "Ведь, Турция до сих пор не осмелился создать военные базы в Азербайджана."хотела бы задать вопрос в качестве уточнения. Уже долгое время обсуждается вопрос принятия договора по Военному союзу между Турцией и Азербайджаном, что, как можно полагать из редких материалов в азербайджанских СМИ, в самом Азербайджане относятся с некоторой опаской. Во всяком случае, Азербайджан устраивает нынешний уровень военного сотрудничества с Турцией. И кажется, что это не сама Турция не осмелилась до сих пор пойти на военное присутствие в Азербайджане, в виде базы, или в других более ощутимых формах присутствия, а Азербайджан этого не хочет. Нет?

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 12:46:06

Дорогая Лаура! К сожалению, ты не права! Я четыре года жил в Турции. Лично знаком со многими представителями политической элиты. Даже турецкие националисты, считающиеся самыми верными друзьями Азербайджана, выступают против создания военных баз в Азербайджане, даже в качестве противовеса российским базам в Армении,армяно-российскому военному союзу. Они считают, что это приведет к резкому обострению ситуации в регионе и военному противостоянию между Турцией и Россией. Этого даже националисты не хотят, не говоря о представителям других политсил.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 12:51:09

Относительно первого вопроса сегодняшней дискуссионной повестки. Мне кажется важным определение того каким видится урегулировани конфликта сторонам конфликта, заинтересованным регинальным державам и посредникам. Стороны конфликта имеют в лучшем случае не совпадающие (Ереван и Степанакерт) в худшем случае диаметрально противоположные (Баку, Степанакерт) подходы. До происшедшей в мае смены власти Ереван рассматривал в качестве приемлевого варианта формулу "территории в обмен на статус" по которой под контроль Азрбайджана могли быть переданы территории расположенные восточнее и южнее ныне упраздненных границ бывшей НКАО, а Азербайджан признал бы право народа Арцаха на самостоятельное определение статуса края. Баку отказывается от признания такого права за гражданами Арцаха, однако готов получить обратно названные территории в обмен на гарантии снижения собственной военной активности на линии соприкосновения. Для населения Арцаха в Баку рассматривается вариант самоопределения в рамкх территориальной целостности или суверенитета Азербайджана. В Степанакерте (который прямого участия в переговорах не принимает) же считают, что вопрос статуса Арцаха решен посредством самопровозглашения, а проблему территориального размежевания с Азербайджаном рассматривают в контексте возможного обмена находящихся под контролем Баку ранее армянонаселенных территорий на некоторые ранее азербайджанонаселенные территории, ныне находящиеся под контролем арцахских властей. Грубо обобщая сказанное можно охарактеризовать позиции сторон следующим образом:
Баку - Желает вернуть ситуацию по статусу и территориям в доконфликтное состояние
Степанакерт - Желает юридически закрепить ситуацию, сложившуюся по итогам войны 1991-1994гг.
Ереван - Предлагает согласиться на некий микс позиций Баку и Степанакерта
Регинальные державы озабочены тем, чтобы то или иное решение не затронуло их собственные интересы - не отразилось бы негативно на их военно-политических и экономических интересах, не снизило бы для них уровень безопасности.
Посредники так или иначе рассматривают конечное урегулирование в контексте собственных среднесрочных и долгосрочных интересов на Ближнем Востоке, Южном Кавказе и в Центральной Азии. При этом, принципы урегулирования, которые ими предлогаются сторонам конфликта противоречат друг другу и противопоставляются сторонами конфликта, ведется теоретическая борьба за определение того, какой из принципов главнее, приоритетнее с точки зрения международного права. Абсолютно бесплодное занятие.

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 13:05:06

А какова реальная позиция в Азербайджане на этот счет?

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 13:15:44

Уважаемая Лаура! Отвечаю на Ваш второй вопрос.
Если брать сформированные в последние годы альянсы, то наиболее активно проявлял себя лишь один альянс Россия-Турция Иран. Но этот довольно странный альянс создавался исключительно для решения группы проблемных вопросов по прекращению войны в Сирии. И не более того. Устойчивость политических альянсов, а данном случае стоит говорить именно исключительно о политическом альянсе, обеспечивается как минимум тремя ключевыми условиями:
1. Единство тактических целей
2. Единство стратегических целей
3. Близкие позиции на международной арене.
Но в случае данного альянса выполняется только первое условие. Поэтому я уверен, что после прекращения войны в Сирии этот альянс распадется. По большому счету, в будущем, когда за решение карабахской проблемы возьмутся по настоящему, будут созданы другие альянсы, о составе участников мы пока даже не можем предполагать в силу сильнейшей турбулентности в международных отношениях и неясности будущих отношений между той или иной страной. Единственно можно утверждать, что в этих альянсах будущего непременно будет принимать участие Россия.

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 13:20:16

Рассматривая вопрос о военно-техническом сотрудничестве между теми или иными государствами, а тем более союзными, не следует забывать, что оно обретает разные форматы. Речь может, например, идти о деятельности частных военных кампаний, сил специального назначения (де-факто тесно связанных с "официальными" силовыми структурами) и т.д., что может создавать дополнительные риски безопасности, как это было и есть в той же Сирии и некоторых других регионах.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 13:45:30

Уважаемая Лаура! Отвечаю на Ваш третий вопрос. Это очень интересный вопрос.
Если взять историю, то в ней мы найдем немало примеров, когда государства решали свои задачи, как с помощью шантажа, так и с помощью компромиссов. Сюда бы я добавил и наиболее часто применяющейся метод – метод военного решения проблемы. Но так как в вашем вопросе стоит рассматривать Шантаж и/или компромисс, то остановлюсь на этих вариантах. При текущем состоянии конфликта и позиции участников стороны занимают диаметрально противоположные позиции. И это типичная ситуация для многих конфликтов. Армения больше заинтересована в решении конфликта методом мира и компромисса, тогда как Азербайджан, демонстративно наращивая военный потенциал в зоне конфликта, пытается использовать метод устрашения или шантажа, кому как нравится это называть. Но эта позиция бесперспективна, так как метод устрашения или шантажа в истории срабатывал только в том случае, если разница военных потенциалов конфликтующих стран была слишком велика. Такая позиция, при очевидной правоте Азербайджана с точки зрения международного права в части целостности государства, никогда не будет поддержана ни одной из стран-членов ООН, так как все существующие международные инструменты направлены на решение конфликтов мирным путем, путем переговоров.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 13:48:44

Уважаемая Лаура, я сейчас ответил на все ваши вопросы, которые вы попросили прокомментировать в начале дня...

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 14:33:51

По поводу первого вопроса поставленного Лаурой. При отсутствии качественных глобальных изменений (технико-технологических, ценностно-идеологических) интересы как сторон конфликта, так и ведущих региональных и глобальных геополитических игроков постоянны. Вопрос только в том, что в какой степени участники этой игры владеют ресурсами и возможностями для реализации данных интересов. Иногда даже речь идет не самих реальных интересах, а восприятии этих интересов обществом именуемым народом.
Мы чаще всего рассматриваем конфликт исключительно через призму американо-российских взаимоотношений. О них я написал предостаточно. Перейдем к региональным игрокам: Россия, Иран, Турция. Специально для господина Арешева, моего давнего хорошего знакомого Андрея. У меня нет никакого намерения принизить глобальную роль России в решении глобальных мировых проблем. Упаси Бог! Просто, Россия кроме всего прочего, еще и ведущая геополитическая сила нашего региона. К сожалению.
Россия, Иран и Турция исторически всегда рассматривали друг-друга в качестве конкурента в борьбе за сферы влияния в регионе, на в разной степени. Иран и Россия солидарны в ограничении турецкого влияния на каспийско-черноморском регионе. И тут Путин, Хамении не при чем. Этого диктуют национально-государственные интересы и восприятия этих интересов обществом. Россия и Иран постоянно будут всеми возможными средствами противодействовать усилению тюрского элемента в регионе. Естественно, Турция наоборот.
Кроме того, Иран и Турция исторически соперничают за сферы влияния арабо-мусульманском мире.
Иран имеет более жизненно важные интересы в данном конфликте. Коренными жителями Ирана являются более 20 миллионов азербайджанских тюрков. Поэтому усиление влияния тюрского элемента в регионе для Ирана смерти подобно. Обратите внимание на карту.
Именно, поэтому, Иран, претендующие на роль поборника интересов всех мусульман, не признающий даже право на существование еврейского государства, на словах поддерживает Азербайджан, а на деле имеет прекрасные отношения с Арменией.
Естественно, Россия хотела бы также усиления влияния Ирана в регионе. Поэтому России по сути выгодна, скажем так, "подвешенное" состояние Ирана.В этих условиях Иран сильно зависит от международной поддержки России.
Поэтому России с точки зрения национально-государственных интересов в принципе невыгодно существование независимого Азербайджана, Грузии и Армении, вообще новых независимых республики. Еще раз специально для господина Арешева. Тут Путин не причем. Это интересы. Как говорил известный персонаж союзники меняются, а интересы остаются. Путин просто с максимальной эффективностью использует подобное восприятие обществом национально-государственных интересов для воспроизводства собственной власти. Не более.
Поэтому полностью согласен с Андреем между ведущими геополитическими региональными игроками возможны исключительно временные коалиции, притом, по конкретным проектам. По той простой причине, что стратегические диаметрально противоположны. Через несколько минут вернусь и продолжу.

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 14:36:41

Да, я увидела это, вернее нашла, пришлось искать ваши ответы))))
Пожалуйста, чтобы и другие участники тоже не искали ваши ответы, просто скопируйте их и разместите снова как отдельные посты, без использования кнопки ОТВЕТИТЬ. Прямо здесь.

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 14:45:32

Уважаемый господин Мамедов! Честно говорю, очень рад с вами познакомиться, хотя бы заочно. Вы кажется неисправимый идеалист. Опять напоминаю хотя бы Ирак, Сирию, Грузию, Украину. Остальные нас мало интересуют. Везде сила. А мирные средства потом.

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 15:04:43

Дорогая Лаура, Азербайджан, естественно, хотел бы иметь на своей территории турецкие военные базы, хоты бы в качестве противовеса российским в Армении и более четких взаимных обязательств с Турцией в сфере обороны опять же российско-армянскому оборонному союзу. ОДКБ не в счет. Это ответ на твой вопрос адресованный конкретно мне.
Но пойду дальше. Также полностью согласен г-н Арешевым в том, что в регионе возможны коалиции по интересам вокруг того или иного ведущего регионального игрока. Альянс Турция-Грузия-Азербайджан просматривается. В принципе, в случае урегулирования карабахского конфликта, если конечно успеем до потери независимости, в этот альянс вполне может подключиться и Армения. Стратегические интересы всех четырех государств совпадают. Кавказская тройка видит в России угрозу собственной независимости. Ведь, не случайно, последнее время в России воспринимают прозападные поползновения в Армении по логике пословицы - "сколько волка не корми"... В принципе российская политэлита так оскорбительна относится не только к Армении, ко всем остальными. Не приносит извинений, а ждет благодарности за колониальную политику.
Даже Лукашенко почувствовал эту угрозу. Предупредил, что Белорус угрожает судьба Украины...
И так дорогие коллеги, с вами хорошо. Но мне надо отвести младшую дочку на курсы английского. Поэтому, покидаю вас на время.

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 15:06:42

Где-то страны могут соперничать, а где-то и сотрудничать. Например, в прошлом году наблюдалось достаточно интенсивное взаимодействие Анкары и Тегерана в контексте курдской проблемы, в то время как в 1990-е годы расстановка сил была иной и многое может измениться. Относительно сотрудничества России и Ирана, я лично полагаю, что его надо развивать, однако имеются различные точки зрения на этот счёт. Простой пример: посмотрите интенсивность контактов (начиная с количества авиарейсов хотя бы), между Москвой и Тегераном с одной стороны, и между Москвой и основным региональным оппонентом Ирана - с другой, и многое станет понятно. То есть традиционные схемы это одно, а реалии и возможности - это другое. Можно бояться повторения 1920 года, и наверное психологически это объяснимо, однако помимо национально-государственных интересов в современной России (как и в любой другой капиталистической стране) существуют ещё и корпоративные, к примеру, тесно увязанные с глобальным бизнесом. И вообще надо смотреть, что первично, а что вторично, это всё усложняет ситуацию, в том числе применительно к региональным конфликтам, делает её не такой линейной. Одно время обсуждалась идея, что противоречия между Арменией и Азербайджаном могут быть частично устранены в случае их совместного пребывания в Евразийском экономическом союзе, однако актуальное состояние этой структуры избавляет от иллюзий. Впрочем, ЕС тоже не в лучшем состоянии, и вряд ли готов взять на себя какие-либо серьёзные обязательства на Кавказе. Фрагментация постсоветского пространства продолжается, Россия здесь абсолютно не эксклюзивный игрок, способный кому-то что-то диктовать. Да и не нужно это на самом деле. Элиты бывших советских республик, освободившиеся от "цепких объятий империи", свято блюдут обретённую независимость, а параллельно - ищут и находят других партнёров, а некоторые - даже покровителей. Насколько эффективно - вопрос отдельный, но в случае Нагорного Карабаха я не вижу у внешних сил ресурсов и возможностей для того, чтобы навязать сторонам какую-либо эффективную схему урегулирования. Кажется, в этом более-менее едины все участники дискуссии.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 15:15:00

Уважаемая Лаура! Отвечаю на Ваш второй вопрос.
Если брать сформированные в последние годы альянсы, то наиболее активно проявлял себя лишь один альянс Россия-Турция Иран. Но этот довольно странный альянс создавался исключительно для решения группы проблемных вопросов по прекращению войны в Сирии. И не более того. Устойчивость политических альянсов, а данном случае стоит говорить именно исключительно о политическом альянсе, обеспечивается как минимум тремя ключевыми условиями:
1. Единство тактических целей
2. Единство стратегических целей
3. Близкие позиции на международной арене.
Но в случае данного альянса выполняется только первое условие. Поэтому я уверен, что после прекращения войны в Сирии этот альянс распадется. По большому счету, в будущем, когда за решение карабахской проблемы возьмутся по настоящему, будут созданы другие альянсы, о составе участников мы пока даже не можем предполагать в силу сильнейшей турбулентности в международных отношениях и неясности будущих отношений между той или иной страной. Единственно можно утверждать, что в этих альянсах будущего непременно будет принимать участие Россия.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 15:15:25

Уважаемая Лаура! Отвечаю на Ваш третий вопрос. Это очень интересный вопрос.
Если взять историю, то в ней мы найдем немало примеров, когда государства решали свои задачи, как с помощью шантажа, так и с помощью компромиссов. Сюда бы я добавил и наиболее часто применяющейся метод – метод военного решения проблемы. Но так как в вашем вопросе стоит рассматривать Шантаж и/или компромисс, то остановлюсь на этих вариантах. При текущем состоянии конфликта и позиции участников стороны занимают диаметрально противоположные позиции. И это типичная ситуация для многих конфликтов. Армения больше заинтересована в решении конфликта методом мира и компромисса, тогда как Азербайджан, демонстративно наращивая военный потенциал в зоне конфликта, пытается использовать метод устрашения или шантажа, кому как нравится это называть. Но эта позиция бесперспективна, так как метод устрашения или шантажа в истории срабатывал только в том случае, если разница военных потенциалов конфликтующих стран была слишком велика. Такая позиция, при очевидной правоте Азербайджана с точки зрения международного права в части целостности государства, никогда не будет поддержана ни одной из стран-членов ООН, так как все существующие международные инструменты направлены на решение конфликтов мирным путем, путем переговоров.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 15:16:59

Уважаемая Лаура! Переместил сои ответы вниз, что лучше видно было...
Спасибо за очень интересные и важные вопросы на текущий день. Отвечаю по порядку:
1. Несмотря на грозный вид авианосных групп и эконмическую мощь США, на устрашающие пуски новой российской МБР «Сатана», ресурсов для быстрого и эффективного решения конфликта в Нагорном Карабахе у ключевых акторов нет. Во первых, и об этом я уже писал вчера, проблема не только в неуступчивости властей и президентов, а в более глубинных причинах сложности сегодняшней ситуации. Президенты не могут подписать каких либо договоренностей без достижения общественного консенсуса в Армении и Азербайджане по хотя бы самым начальным и единым принципам урегулирования Карабахской проблемы. Иначе общества ответят массовыми протестами и беспорядками, оживится оппозиция, появятся баррикады… Главная и самая сложная задача для ключевых акторов я вижу в том, чтобы помочь участникам конфликта разработать начальные и единые принципы урегулирования, которые могут быть поддержаны на референдумах в Азербайджане и Армении.
Но для этого требуются очень серьезные дипломатические ресурсы как в плане руководства всей работы, так и в плане разработки конкретных рекомендаций. Но на данном этапе, к сожалению, все ресурсы ключевых акторов тратятся на работу по наиболее острым проблемным направлениям. В этом контексте я считаю исключительно важным нормализацию отношений между Россией и США хотя бы по некоторым направлениям. Это позволит переключить талантливых (именно талантливых) дипломатов на решение Карабахской проблемы. Чтобы понять остроту нехватки ресурсов, приведу пример посольства России в Нидерландах. Доверенный и близкий источник сообщил, что 80 процентов дипсотрудников, включая и атташе по культуре, сейчас заняты разработкой методов борьбы с «проамериканским лобби» в ОЗХО. А на другие темы нет ни сил, ни времени…

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 15:47:32

Практически полностью согласен с Вячеславом, без хотя бы относительного согласия элит и обществ на предлагаемые принципы урегулирования и последовательность конкретных шагов ничего не получится. В своё время сторонам конфликта в Боснии и Герцеговине была навязана так называемая "Дейтонская схема", и мы видим, насколько она неустойчив а. Про коалиции говорил выше, бообще тенденция к размыванию союзнических обязательств, трансформация института союзов как такового в нечто аморфное и сиюминутное - примета времени. И в России эту тенденцию хорошо видят, равно как и абсурдность призывов "каяться" в каких-либо реальных, а чаще вымышленных грехах. Эту станцию, надеюсь, надеюсь, мы уже проехали в 90-е годы, в период преступной первой чеченской войны, когда даже указы президента по ключевым вопросам национальной безопасности писались кураторами на английском языке (они даже переводом не заморачивались, как видим). Что же касается устрашения / шантажа, то, к сожалению, может возникнуть субъективное ощущение, что можно попробовать, и "звёзды сошлись", как это было 10 лет назад в Южной Осетии... Рад буду в этой части ошибиться, но мне очень близок анекдот про пессимиста и оптимиста, когда первый уныло говорит "хуже уже не будет...", а второй, радостно: "нет, будет, будет!..."

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 16:21:13

Честно не знаю, почему господин Миркадыров столь резко и сожалением отзывается о России, как ведущем геополитическом игроке в регионе нашей дискуссии и на чем основан негатив «колониальной политики» России и к какому времени это относится. Хотим мы или нет, но от как минимум влиятельной роли России мы никуда не денемся – слишком многое нас связывает в истории, географическом положении и экономических реалиях. В конце концов все современные элиты в интересующем нас регионе были взращены в СССР/России со всеми достоинствами и недостатками. Конечно, наша дискуссия не посвящена роли и результатов колониальной политики России на периферии Российской империи, но для мирного урегулирования Карабахского конфликта нужно использовать любые инструменты и готовые к диалогу страны, нравятся они нам или нет. Поэтому в свете решения карабахского конфликта считаю нужно не заниматься поиском негатива в политике России в прошлом и настоящем, а активно использовать политические, военные и экономические возможности России для решения этого конфликта.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 16:21:40

Честно не знаю, почему господин Миркадыров столь резко и сожалением отзывается о России, как ведущем геополитическом игроке в регионе нашей дискуссии и на чем основан негатив «колониальной политики» России и к какому времени это относится. Хотим мы или нет, но от как минимум влиятельной роли России мы никуда не денемся – слишком многое нас связывает в истории, географическом положении и экономических реалиях. В конце концов все современные элиты в интересующем нас регионе были взращены в СССР/России со всеми достоинствами и недостатками. Конечно, наша дискуссия не посвящена роли и результатов колониальной политики России на периферии Российской империи, но для мирного урегулирования Карабахского конфликта нужно использовать любые инструменты и готовые к диалогу страны, нравятся они нам или нет. Поэтому в свете решения карабахского конфликта считаю нужно не заниматься поиском негатива в политике России в прошлом и настоящем, а активно использовать политические, военные и экономические возможности России для решения этого конфликта.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 16:53:52

Альянс по оси Баку-Тбилиси-Анкара сформировался уже достаточно давно и успешно продвигает в том числе и совместные политические, экономические, транспортно-логистические и военные проекты. Альянс Москва-Баку-Тегеран находится на стадии формирования и пока преимущественно акцентируется на экономике и транспорте, плюс есть отдельная точка совместных интересов - статус Каспия. Можем говорить также о неком не формализованном альянсе в формате Москва-Анкара-Тегеран который помимо вопросов сотрудничества в значительной степени нацелен на преодоление противоречий между его членами, постоянно возникающих на пространстве Ближнего Востока и на Южном Кавказе. Считаю серьезным политико-дипломатическим успехом официального Баку то, что ему удалось закрепиться в качестве ключевого звена как по оси Восток-Запад, так и на оси Север-Юг. Это пока что дает ему больший простор для политического маневрирования.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 17:15:02

По третьему пункту сегодняшней дискуссионной повестки - "шантаж или компромисс". За годы прошедшие с момента заключения перемирия мы все имели возможность наблюдать как за процессом поиска компромисса, так и быть свидетелями отдельных актов прямого шантажа и взаимного запугивания. Итогом этих лет стало ощущение того, что ни возвращение в прошлое( позиция Баку), ни юридическая фиксация сложившихся на данный момент реалий( позиция Степанакерта), ни даже некий гибридный вариант этих двух позиций (подход Еревана) не воспринимается всеми сторонами конфликта в качестве той формулы, которая могла бы привести наши народы к искреннему замирению, а государства - к полноценному и долгосрочному миру. При этом все мы должны ясно сознавать, что вражда между нами используется внерегиональными силами, для обеспечения и продвижения собственных интересов, что, вообще-то, вполне естественно. Я бы предпочел, чтобы между сторонами конфликта велся заинтересованный прямой диалог без посредников, но для этого необходим хотя бы минимальный уровень взаимного доверия и адекватное понимание стоящих перед нами общих задач и угроз. Не думаю что в данный момент такое понимание достижимо, но к этому следует стремиться. В первую очередь следует совместно определить тот единственный универсальный принцип, на основании которого можно будет построить всю концепцию замирения и территориального размежевания сторон, который в равной степени будет соответствовать пониманию ими того, что есть справедливость для всех. Я уверен, что возвращение в прошлое невозможно, а вот настоящее и будущее мы можем формировать совместно.

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 19:47:15

Итак, господин Мамедов не понимает почему я так антироссийски настроен и напоминаю об угрозе колонизации. Честно говоря, хотел бы быть пророссийским, притом, по многим причинам. Но это на самом деле не тема этой дискуссии. А вот не замечать, что Россия использует подобные территориально-этнические конфликты на постсоветском пространстве для ползучей агрессии, то есть, возвращения "потерянных", как выразился господин Путин, в результате развала СССР территорий (Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье, Крым и Южный Кавказ) "частям" может не заметить или только уж очень наивный человек, или же крайне неискренний. Возврат территорий "по кускам" апробирован. Не исключено, что в ближайшее время Россия попытается "вернуть" целые государства. По этому угроза колонизации напрямую связан с карабахским конфликтом. По сути, является одним из вариантом его урегулирования.
Не помню участвовала ли Лаура на конференции организованной "Конкордом" Шахназаряна весной 2013 года в Армении. Тогда многие армянские эксперты призывали Евросоюз в последний момент не отказаться от подписания Ассоциативного соглашения. Некоторые в полном серьезе думали, что Армении удастся усидеть на двух стульях. Тогда я сказал буквально следующее: "Ну нельзя считать русских за полных лохов. Россия будет гарантировать безопасность Армении, а Армения будет двигаться в сторону Запада. Так не бывает. Этого не будет". Не Евросоюз, а Армения отказалась от подписания соглашения. Не просто отказалась, а стала членом Евразийского союза. Притом, это было сделано в крайне оскорбительной для Армении форме. В последний момент Саркисяна пригласили на ковер в Москву. И все... По большому счету, Путин таким образом публично продемонстрировал, кто в Армении хозяин. Естественно, не будь карабахского конфликта Армения повела бы себя совсем по иному. Ведь , у Армении лучшее географические расположение на Кавказе. Она не имеет общих границ с бывшей метрополией.
Ресурсы урегулирования конфликта. Международное сообщество практически не имеет никаких ресурсов для урегулирования конфликта. По крайней мере пока существует жесткое геополитическое противостояние между ведущими глобальными игроками. "Сепаратно", то есть, путем угроз, шантажа и прямого военно-политического давления "с выгодой для себя" добиться урегулирования конфликта может, по крайней мере, на данном этапе только Россия. Можно расписать различные сценарии.
Несколько слов о внутренних ресурсах. Так называемый шантаж, проще говоря, угроза войны также является определенным ресурсом. Люди должны помнить об угрозе войны. Даже господин Казимиров в свое время признал, что соглашение о режиме прекращения огня "бессрочное, но не вечное". Люди всегда должны помнить, что сохранение существующего статус-кво рано или поздно приведет к большой войне. Это серьезный стимул для ответственных политиков.
Серьезным стимулом может стать и угроза потери независимости. Да, полностью согласен с Андреем в том, что наши правителям, даже буквально вчера вставший у руля власти Пашиняну не хотелось бы стать в лучшем случае губернатором российской губернии. Приятно властвовать самому, даже если на таком ограниченном пространстве, что название государства не вмешается в место отведенное в карте. Но, как говорится, против лома нет приема, если нет другого лома. А у Азербайджана и Армении "другого лома" нет.
Надеюсь, что эта угроза заставит лидеров Азербайджана и Армении проявить политическую волю, пойти на прямые переговоры без посредников, выйти на какое-то компромиссы. Хотя не уверен, что это поможет. В свое время Тер-Петросян призывал к компромиссам. По большому счету, предлагал приемлемый вариант урегулирования конфликта. Свергли.
Кочарян готов был подписать соглашение по мирному урегулированию конфликта. Текст был полностью согласован. Произошел теракт в парламенте Армении. Одним словом, торпедировать любые достигнутые договоренности можно по разному.
И, наконец, хочу сказать об одном очень важном ресурсе - о ментальном. И дело не только в том, что эти нации ментально очень близки, хотя это серьезный фактор. Сейчас речь о другом. Азербайджанцы ре активны импульсивны, но отходчивы. Нельзя сказать, что они лишены исторической памяти. Однако, эта память не довлеет над ними как дамоклов меч. Армяне наоборот, по сути, находятся в плену этой исторической памяти. Но при этом армяне быстро приспособляются к изменяющимся реалиям. То есть, есть шанс что эти народы смогут очень быстро наладить более чем теплые отношения, если удастся найти вариант компромиссного урегулирования конфликта. А потом будут задаваться вопросом: "Кто этот потерпевший? Откуда этот потерпевший?" . За точность не ручаюсь.

Рауф Миркадыров 27 Июня, 2018 | 20:17:17

По большому счету, мой последний пост можно принять за резюме. Дело в том, что мы с друзьями решили совместно посмотреть футбол на площади, на большом экране который начнется через два часа. Надо поехать в Цюрих, закупить пиво, занять сидячие места. Одним словом, отключаюсь. Всех благодарю. Особенно дорогую Лауру, которая наверно замучилась с нами с течении этих двух дней. Вернусь поздно. Не знаю будет ли тогда возможность пообщаться. Поэтому всем большое спасибо. До свидания и до встречи!

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 20:21:50

Спасибо господину Миркадырову за более подробное объяснение его антироссийских позиций. Если уж быть искренним, господин Миркадыров, то не стоит забывать, что действия России, определяемые вами, как «ползучая агрессия» спасла от настоящей агрессии невменяемых политиков жизни тысячи и тысячи мирных жителей в настоящем, и, откровенного геноцида в будущем. Думаю, что Вам полезно было бы пообщаться с жителями тех регионов, которые были по Вашему определению захвачены Россией в результате «ползучей агрессии». Думаю, вы бы услышали много неопрятного для себя, много такого, что не совпадает с Вашей оценкой ситуации от подавляющего числа тех, с кем Вы бы поговорили.
Конечно, наша дискуссия не посвящена оценкам роли России в истории наших народов. Но даже при Вашем негативном отношении к бывшей метрополии думаю не стоит отвергать ее помощь в прекращении конфликта в Нагорном Карабахе.

Вячеслав Мамедов 27 Июня, 2018 | 20:42:11

Уважаемые участники конференции! Уважаемый модератор!
Хочу выразить благодарность за очень полезную дискуссию о роли внешних факторов в Карабахском процессе -2018.
Обсуждение было исключительно важным, так как за 2 дня работы удалось ознакомиться с различными точками зрения и увидеть те детали в развитии процесса, которые невозможно было увидеть вне нашей дискуссии.
Очень полезно было ознакомиться с актуальными оценками ситуации и методами их решения представителями Азербайджана и Армении. Это очень ценно, так как оценки, приводимые в СМИ – это в основном уже переработанный журналистами продукт дискуссий на других площадках без доступа к первоисточникам.
Наше обсуждение выявило достаточно точную позицию сторон о путях решения конфликта. Хочу напомнить эти позиции:
Рауф Миркадыров:
И вообще альтернативы возобновлению широкомасштабных боевых действий нет, если мирные переговоры не дадут никакого результата. И об этом надо напоминать…. И, наконец, защита суверенитета и территориальной целостности, является не просто международно-правовой нормой, но и обязанностью любого правительства перед народом. Поэтому, не одно правительство не может заявить об отказа от силового варианта освобождения оккупированных территорий, если мирные переговоры не дают никакого результата в течении 24 лет.
Арман Меликян:
Я бы предпочел, чтобы между сторонами конфликта велся заинтересованный прямой диалог без посредников, но для этого необходим хотя бы минимальный уровень взаимного доверия и адекватное понимание стоящих перед нами общих задач и угроз. Не думаю что в данный момент такое понимание достижимо, но к этому следует стремиться. В первую очередь следует совместно определить тот единственный универсальный принцип, на основании которого можно будет построить всю концепцию замирения и территориального размежевания сторон, который в равной степени будет соответствовать пониманию ими того, что есть справедливость для всех. Я уверен, что возвращение в прошлое невозможно, а вот настоящее и будущее мы можем формировать совместно.
Эти позиции наглядно показывают глубину противоречий в подходах решения Карабахского конфликта, и, как следствие, исключительную сложность в поисках как компромисса, так очевидно и невозможности найти компромиссное решение без внешних и влиятельных акторов.
Так же в процессе дискуссии все стороны указали на возможность возобновления широкомасштабных военных действий на линии соприкосновения ВС сторон в зоне конфликта. Я старался аргументированно обосновать свою точку зрения, что широкий военный конфликт в настоящее время невозможен. Но достаточно уверенные утверждения других участников конференции о возможностях новой войны заставляет меня внимательно отнестись к возможности развития такого крайне негативного сценария, который отбросит конфликтующие стороны еще на многие десятилетия от мирного решения проблемы.
Так же было подтверждено высокая роль внешних акторов и, в особенности, России, в влиянии на развитие ситуации. Реплика «.. что без ясно выраженного одобрения России азербайджанское руководство вряд ли решится на возобновление полномасштабных боевых действий» точно показывает значение России в возможных сценариях развитии ситуации. Но, с другой стороны, и тот же автор Рауф Миркадыров крайне негативно оценил роль России реализующей, по его утверждению, новую колониальную политику и использующей политику «ползучей агрессии» в конфликтных зонах.
Тема Карабахского конфликта исключительна важна и интересна, и я еще раз хочу поблагодарить всех участников за важный и полезный обмен мнениями.
Желаю всем успехов в профессиональной деятельности и личной жизни!

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 20:44:01

НАПОМИНАНИЕ
Коллеги, близится к концу наша конференция. Хочу напомнить о своей просьбе в конце выступить с краткими резюме по двухдневному обсуждению: было ли что-то, что добавило вам информации по обсуждаемой нами теме и аспектам, может ли быть полезен этот материал в вашей дальнейшей работе как специалистов и т.д.
В 21.00 по Еревану будет объявление о завершении нашей работы. Если кто-то не успеет это сделать до моего последнего выступления, то ничего страшного, вы сможете это сделать и после, так как это пространство еще будет доступно для ваших постов до завтрашнего утра. 28 июня весь этот контент будет вынесен на первую страницу сайта для свободного доступа, и соответственно уже что-то писать здесь станет невозможно технически.

Арман Меликян 27 Июня, 2018 | 20:47:55

Подводя итог нашему двухдневному общению хочу выразить искреннюю признательность организатору и модератору дискуссии - Лауре Багдасарян, за интересную повестку и тактичность. Коллегам-участникам я благодарен за возможность произвести обмен мнениями по одной из самых болезненных проблем Южного Кавказа. Я очень надеюсь на то, что в недалеком будущем обсуждение проблемы будет проводится в такой же тональности и в атмосфере взаимного уважения, но уже на официальном уровне. Я узнал много нового, был проинформирован относительно вопросов о которых до того имел смутное представление. Для меня, например, стала новостью информация уважаемого Рауфа о том, что в Турции даже самые радикально националистически настроенные круги не лелеют планов о создании турецкой военной базы на территории Азербайджана. По ходу общения всеми участниками дискуссии были сделаны интересные и полезные ремарки. Хочется, чтобы практика такого профессионального общения на этой площадке не прекращалась и в дальнейшем - она полезна и создает основы хотя бы для осторожного оптимизма. Удачи всем вам, уважаемые коллеги.

Андрей Арешев 27 Июня, 2018 | 20:54:31

Уважаемые коллеги, состоявшаяся дискуссия, конечно же, была полезной и познавательной. В любом региональном конфликте интересы внешних игроков объективно разные, и необходимо предпринять колоссальные усилия для того, чтобы сформировать хотя бы ситуативную коалицию, как в случае с Сирией. И уж тем более невозможно никому ничего навязать, не может и не собирается этого делать и Россия, за явной бессмысленностью подобного рода затеи. Не захотела одна из сторон ничего подписывать в Казани в 2011 году - и не подписала. Росту напряжённости вокруг Нагорного Карабаха объективно способствуют многие факторы, не в последнюю очередь - увеличение военных возможностей Азербайджана. Отсутствие региональной системы безопасности и объективная невозможность такую систему создать объективно повышают риски очередной военной эскалации. Задача-минимум посредников, учёных, экспертов, представителей гражданского общества в сегодняшних непростых условиях - избежать наихудшего.

Лаура Багдасарян 27 Июня, 2018 | 21:13:11

Дорогие коллеги, вот и приблизилась к завершению наша дискуссия. В течение двух дней нам удалось обратиться к целому комплексу аспектов, связанных с темой роли внешних акторов в Карабахском процессе в последнее время. Время тревожное, не до конца понятное, с абсолютно не линейными событиями и ситуациями. Вот все те вопросы, которые мы с вами обсудили за это время:

1. Вероятность возобновления боевых действий в зоне Карабахского конфликта апрельских столкновений 2016 г,

2. Возможные сценарии развития ситуации при развязке военных столкновений: признание НКР со стороны Армении и реакция других стран, степень вероятности применения механизма “принуждения к миру” в нынешних условиях международного развития,

3. Вероятность открытия второго нахичеванского фронта как возможность достижения военного преимущества, но и воздействие на такие страны, как Турция и Россия, которые в таком случае будут вынуждены вступить в военное противостояние уже друг другу,

4. Воздействие волны насилия и войны в Сирии и на Ближнем Востоке на реалии Карабахского конфликта,

5. Рычаги региональных акторов и официальных посредников по предотвращению, или наоборот, подталкиванию к реализации этого сценария,

6. Неформальные сигналы и кулуарные договоренности со сторонами конфликта,

7. Задача предотвращения наиболее негативных сценариев, кто из внешних акторов может ее решить,

8. Милитаристская риторика как актуальный элемент политики сторон конфликта, направленность агрессивной риторики не только на противоположную сторону, но и на страны, которым также не выгодна военная вспышка в Карабахской зоне,

9. Поставки оружия сторонам конфликта как инструмент политического влияния и бизнес,

10. Проблема долгосрочности единодушия посредников Карабахского конфликта в контексте международной напряженности и турбулентности,

11. Восприимчивость внешних акторов к аргументам сторон конфликта как при развязывании военных операций, так и при попытках политического урегулирования,

12. Ресурсы для политического решения конфликта,

13. Коалиции с участием России, Азербайджана, Грузии, Ирана, Турции и Карабахский конфликт.
Конечно, как показывает моя практика организации подобных дискуссий, контент всегда открывается по другому, часто с совершенно неожиданными моментами, когда его перечитываешь спустя некоторое время. Советую сделать это и вам)))
Как уже писала несколько раз и в инструкциях, посланных каждому из вас, и здесь в самом начале и буквально некоторое время назад, с завтрашнего утра этот материал будет открыт для доступа и других читателей. Он будет распространен, в сокращенном, конечно, варианте на русском и английском языках в виде электронного бюллетеня среди наших партнеров в разных странах - это эксперты, политические и другие функционеры из разных стран и международных организаций. Безусловно, эти номера бюллетеня получите и вы.
К сожалению, не всегда удается проводить регулярно такие дискуссии, так как это зависит от финансовых возможностей, иначе говоря от наличия проектов.
Благодарю всех за профессионализм и сотрудничество. Всем мира и добра. Это - естественные потребности человека.

Work by AGNIAN

Все права защищены. © 2001-2018 Исследовательский Центр "Регион"