Комментарии к статьям

Комментарий Рауфа Миркадырова
к статье Степы Сафаряна «Придет ли политическое время урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта?»

Внимательно прочел статью  основателя и руководителя Армянского Института международных отношений и безопасности (АИМОБ) Степана Сафаряна «Придет ли политическое время урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта?». К сожалению, не увидел в статье позицию основателя и руководителя АИМОБ, то есть, независимого аналитика и политолога.
Нет, статья написана на высоком уровне. Но это - статья политика. В лучшем случае, ангажированного политолога, излагающего официальную версию конфликта и концепцию его урегулирования. Одним словом, пропагандистская  статья.
Сразу отмечу, что, будучи лично знакомым с господином Сафаряном, не могу   позволить  себе обвинения в его ангажированности. Скорее всего, это результат патриотичности, а точнее - следствие понимания господином Сафаряном данного нравственно-политического принципа.
Излагать и обосновывать официальные  версии и доктрины – это дело политиков. Там не может быть открытого, честного и искреннего анализа. Там общепринятые штампы. Там необходимо  создать видимость собственной правоты, справедливости собственной позиции. А наша площадка создана совсем для другого. Может быть, господин Сафарян все еще чувствует себя членом армянского парламента?! Не знаю.
Чего стоит пассаж о том, что «изучение внутренних и внешних факторов, которые привели 2 апреля 2016г.к молниеносному нападению азербайджанской армии на застигнутую врасплох армянскую сторону…». Как можно было «застигнуть врасплох», если армянская сторона постоянно твердит о планах Азербайджана по силовому урегулированию карабахского конфликта?!
В принципе, вся статья держится на традиционных для армянской пропаганды «китах». Во-первых, азербайджанцы всегда и во всем виновны. Во-вторых, если не турки, они вообще бы  «не рыпались». Но у нас есть Россия. В-третьих, необходимо добиться устойчивого режима прекращения огня, то есть, исключить возможность возобновления войны.
Попытка определения или же установления уровня «вины» той или иной стороны, вообще неблагородное дело. Придется многое вспомнить. Например, заявления экс-президента Кочаряна о том, как лидеры сепаратистов торпедировали договоренности, достигнутые Левоном Тер-Петросяном, чтобы оккупировать территории, прилегающие к Нагорному Карабаху. Или термин «освобожденные территории». Но не будем.
Не буду особо акцентировать внимание и на турецком факторе. Турция, к сожалению, никогда не оказывала серьезной военно-политической поддержки Азербайджану. На территории Азербайджана нет турецких военных баз, которые в принципе могли бы стать противовесом российским, находящимся в Армении. Азербайджан в основном закупает вооружение не у Турции, а у России, Украины, Беларуси и у Израиля. Турция традиционно избегает военного противостояния с Россией. И дело не в Московском договоре.
По большому счету, господин Сафарян предлагает «законсервировать» существующий статус-кво на неопределенное время, путем реализации мер, исключающих полномасштабное возобновление боевых действий. И дождаться когда придет время для политического урегулирования конфликта.
Одним словом, господин Сафарян, как и многие другие армяне, выступает за мир. Но за такой мир, который ну, никак не может устроить азербайджанцев. Это «мир», при котором Армения пытается «прихватить» примерно 16 процентов территории, которых не только Азербайджан считает собственным, но таковыми их считает и международное сообщество. Вот вам некоторые отрывки из резолюции № 884 Совбеза ООН от 12 ноября 1993 года: «…выражая серьёзную обеспокоенность тем, что продолжение конфликта в нагорно-карабахском регионе Азербайджанской Республики и вокруг него и сохранение напряженности в отношениях между Республикой Арменией и Азербайджанской Республикой явились бы угрозой миру и безопасности в регионе, …подтверждая также нерушимость международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территории,». Это, во-первых.
Во-вторых, в корне не согласен с тем, что угроза возобновления полномасштабных боевых действий тормозит мирные переговоры. Наоборот, подобная угроза подталкивает стороны к поиску путей политического урегулирования конфликта. Ведь, войны никто не хочет.
Автор заявляет: «Прежде всего, должны быть закрыты все окна возможности войны, пока не поздно. В этом случае и придет политическое время урегулирования конфликта». Вопрос: когда?

Еще Казимиров признавал, что соглашение о режиме прекращении огня «бессрочное, но не вечное». Проще говоря, для продления данного режима не требуется каких-либо дополнительных процедур. Однако, выйти из этого соглашения стороны могут в любой момент. Господин Сафарян предлагает добиться «вечного» режима прекращения огня. И это станет стимулом для ускорения политического урегулирования конфликта?! Нельзя же оппонентов считать такими наивными!!!

Далее, создается впечатление, что соглашение о режиме прекращении огня является единственным международно-правовым документом, регламентирующим урегулирование конфликта. Это не так. Вообще соглашение о режиме прекращении огня было подписано в русле урегулирования, регламентированного соответствующими резолюциями ООН. Вот еще отрывок из вышеупомянутой резолюции от 12 ноября 1993 года:  «4. требует от заинтересованных сторон немедленного прекращения военных действий и враждебных актов, одностороннего вывода оккупирующих сил из Зангеланского района и города Горадиза и вывода оккупирующих сил из других оккупированных недавно районов Азербайджана в соответствии с «Обновленным графиком неотложных мер по осуществлению резолюций 822 (1993) и 853 (1993) Совета Безопасности» с внесенными в него поправками на совещании Минской группы, состоявшемся в Вене 2-8 ноября 1993 года».
Одним словом, из всех положений этих резолюций выполнено только положение об установлении режима прекращения огня. Все остальные остались на бумаге, хотя имели одинаковую силу. А прошло почти 25 лет. Причем, обратите внимание, резолюция требовала «одностороннего вывода оккупирующих сил из Зангеланского района и города Горадиза», то есть, даже без установления режима прекращения огня. Таким образом, так как все остальные положения резолюций Совбеза остались на бумаге, то сохранение режима прекращения огня не более чем проявление доброй воли.
И, наконец, попытки увязать освобождение оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха  с определением его  статуса противоречит как резолюциям Совбеза ООН по данной тематике, так и международному праву. 
А в своей статье «Цена за Карабах – независимость,
но пока будем отдыхать» я попытался сконцентрироваться на общих угрозах и вызовах, с которыми сталкиваются Армения и Азербайджан из-за существования данного конфликта. Создается впечатление, что независимость не является определяющей ценностью на данном этапе для наших народов. Ведь, ни там, ни тут никто не хочет признать, что «цена за Карабах – это независимость».

Комментарий Степы Сафаряна
к статье Рауфа Миркадырова «Цена за Карабах – независимость,
но пока будем отдыхать»

Политический обозреватель азербайджанской газеты «Зеркало» Рауф Миркадыров, безусловно, является одним из опытных знатоков  Карабахского конфликта и связанных с ним внутриполитических и региональных событий. В его статье под названием «Цена за Карабах – независимость, но пока будем отдыхать» есть мысли и логические выводы, с которыми нельзя не согласиться, но есть и, по меньшей мере, спорные, если не сказать, не соответствующие действительности.
В самом начале статьи, обратившись к истории конфликта и его раннему периоду, автор заявляет, что Армения рассчитывала «на мощную и богатую диаспору, прежде всего в западных странах, особенно в США и Франции, на симпатии международного сообщества «многострадальному народу», спекулировала на христианско-мусульманском  противостоянии, хотя при этом дружила с Ираном,  и на трагических событиях Первой мировой войны».
Автор явно намекает на осуществленный в Османской империи Геноцид 1915 года, жертвами которого стали около 1,5 миллиона армян, и кавказские отголоски которого были тесно связаны с армяно-азербайджанскими столкновениям и до 1920 года, в том числе в Нагорном Карабахе и вокруг него. Но даже геноцид армянский народ никогда не интерпретировал в религиозном аспекте,  как противостояние мусульман и христиан. Ведь армян, проживающих на большей части территорий Османской империи, бывших ранее частью армянских княжеств и государства, правительство младотурок держало в поле зрения как титулованную нацию для предотвращения перспективы восстановления ими своей государственности в период заката Османской империи.
То же самое касается и возобновившегося конфликта в конце 1980-х гг. из-за стремления к самоопределению армян Арцаха в составе СССР: Армения никогда не представляла Карабахский конфликт на религиозной основе. Наоборот, с начала 90-х гг., с момента восстановления своей независимости, даже в самый разгар военного противостояния, Армения установила тесные связи со странами мусульманского мира как суннитского, так и шиитского вероучений - с Египтом, Сирией, Ливаном, ОАЭ, Ираном, Кувейтом и другими. Следовательно, представление Карабахского конфликта в историко-правовом контексте никак не связано с подчеркиванием «многострадальности армянского народа». Такой«ироничной» позицией азербайджанских общественно-политических кругов и прессы предпринимаются попытки не только обойти неправомерное решение советского Кавбюро – отдать Арцах Азербайджану, но и поставить под сомнение, что история армяно-азербайджанских столкновений вокруг Арцаха насчитывает больше приписываемых конфликту 30лет и, что 70-летнийпериод мирного сосуществования двух народов и своеобразного замораживания конфликта со стороны Советов существенно короче300-летней истории кровавых столкновений в регионе.
С автором не поспоришь насчет того, что в последние десятилетия он был сторонником тезиса «время не работает на нас», но нельзя согласиться с ним, что многолетняя политика Азербайджана изоляции Армении дала большие результаты. Уже в середине 2000-ых гг. тенденции восстановления экономики Армении показали, что, несмотря на изолированность от региональных программ, хоть и ограниченное, но экономическое развитие Армении стало неоспоримой реальностью. Это стало причиной того, что Баку взял на вооружение стратегию силового решения конфликта, хоть это им публично и не признается.
Обратившись к анализу позиций внешних  акторов Карабахского конфликта, автор замечает, что «общие параметры мирного урегулирования Карабахского конфликта давно определены соответствующими резолюциями Совбеза ООН», тогда как изначально, именно с 1992 г., урегулированием конфликта занималась и обозначила его не Организация Объединенных Наций, а ОБСЕ. В рамках именно этой организации был дан старт Минскому процессу, а в качестве параметров- взяты на вооружение три принципа Хельсинкского заключительного акта: принцип воздержания от применения силы или ее угрозы, принцип самоопределения и равенства народов и принцип территориальной целостности. Резолюции СБ ООН преследовали цель вмешаться и предотвратить эскалацию конфликта и гуманитарную катастрофу в регионе. При этом, не международные игроки были бессильны навязать сторонам мирный процесс, а это было позицией ОБСЕ, действующей по принципу консенсуса- достичь мира снизу, на основе воли сторон и, в первую очередь, подготовки народов к миру. Тем более, что один из принципов ссылается на право народа на волеизъявление при разрешении конфликта, что, к сожалению, постоянно отвергалось со стороны властей Азербайджана.
Трудно не согласиться и с другой мыслью автора, где он также утверждает, что внешние игроки не позволяют азербайджанской «самой боеспособной армии региона» разрешить конфликт силовым методом. Оставим в стороне вопрос вооружений, имеющихся в наличии у сторон, - здесь азербайджанская сторона явно преувеличивает (хотя, собственно, решающим фактором являются не только вооружения, но и их качество, структура в контексте военных целей, которые преследует другая сторона). Тем более, что в 2016 г.четырехдневная апрельская война показала факт мизерных«успехов»  азербайджанской армии при вовлечении довольно серьезных активов. Но не выдерживает критики тезис о том, что «отсутствие военно-политического присутствия снимает с Запада в целом, и с США в частности любую ответственность за возможное развитие событий по силовому сценарию. В отличие от России, которая будучи стратегическим союзником Армении как в двустороннем формате, так ив формате ОДКБ, в случае войны и втягивания Армении, будет вынуждена также вовлечься в эту войну.  Поэтому Запад мог бы «закрыть глаза» на попытки силового урегулирования конфликта, если таковые будут кратковременны и не будут сопровождаться преступными акциями в отношении мирного населения». Да, Запад (и в первую очередь, США)не имеет военного присутствия ни на одной из сторон конфликта, но у нее есть отличающиеся от российских, другие существенные рычаги влияния. И в случае развязывания войны западные страны не станут избегать применения жестких санкций, как это сделали против Азербайджана в ранние 90-е годы. Наконец, формальные заявления руководства Азербайджана в дни апрельской войны 2016 г. были о том, что они в одностороннем порядке объявляют о прекращении огня по напутствию международного сообщества. Скажу больше. То, что азербайджанские власти не взяли ответственность за нападение на Арцах в апреле 2016 г., показало, что международное сообщество не«закрывает глаза» даже на краткосрочную, локальную войну - блицкриг. И этого не будет делать впредь.
В целом автор прав, когда говорит о российской стратегии использования конфликта в своих интересах. Но только у Еревана есть не фаталистический страх быть преданным со стороны России, как он утверждает, а опасение, что Россия явно дала Азербайджану некоторые обещания, которые она не смогла выполнить из-за фактора Армении. Думаю, не сможет и в дальнейшем, ибо сейчас есть власти, пользующиеся высокой легитимностью и общественной поддержкой и проявляющие более жесткую позицию по проблеме Арцаха.
Действительно, как замечает автор, даже России, имеющей еще большее влияние на конфликтующие стороны, и другим ничего не остается, кроме как ждать парламентских выборов в Армении и в результате - окончательного формирования власти. На этом фоне вряд ли для Азербайджана, его властей и общественности может успешно завершиться новая попытка решения конфликта силовым путем осенью или после, которая как минимум приведет к признанию Арцаха хотя бы со стороны Армении.
В таком случае возникает вопрос: о каком отдыхе может идти речь, когда война не обещает никакой победы, а еще больше приближает Арцах к независимости и ее необратимости, в обмен за высокую для обеих сторон цену?

Work by AGNIAN

Все права защищены. © 2001-2018 Исследовательский Центр "Регион"