Интернет пресс-конференция Директора Центра европейской трансформации Андрея Егорова (Беларусь)

19 октября состоялась интернет пресс-конференция директора Центра европейской трансформации Андрея Егорова для Армянских медиа.
 
Тема конференции: Президентские выборы в Беларуси: ход, результаты и.т.д; внешнеполитические проблемы Беларуси; главные внутриполитические проблемы как члена ЕАЭС.
 
Пресс-конференция организована в рамках проекта “Международный пресс-центр  ”Диалог”: Диверсификация источников международной информации для армянских медиа”.
 
Этот проект Исследовательского центра “Регион” поддержан офисом ОБСЕ в Ереване.
 
 
 
Вопрос – Г-н Егоров, чем отличались состоявшиеся на днях президентские выборы Беларуси от предыдущих выборов?
 
Ответ – По оценкам миссии ОБСЕ эти выборы отличались более свободной атмосферой во время электоральной кампании, в частности более либеральными условиями регистрации кандидатов и проведения агитационной кампании. В отличие от предыдущих выборов власти воздержались от применения брутальных форм насилия и репрессий против альтернативных кандидатов и участников акций протеста. В то же время, эти выборы не были признаны ни свободными, ни демократическими. Как и ранее, результаты выборов были сфальсифицированы, как и ранее для этого использовались механизмы досрочного голосования и неподконтрольного наблюдателям подсчета голосов. Фактически, избирательные комиссии «рисуют» в итоговых протоколах свои собственные цифры по явке избирателей и количеству голосов, отданных за того или иного кандидата.
 
Вопрос – Были ли шансы на победу у альтернативных кандидатов в президенты Беларуси в ходе выборов 11 октября, и если нет, в чем смысл их участия в выборах?
 
Ответ – Нет, шансов на победу у альтернативных кандидатов не было, и это было понятно еще за год-полтора до начала электоральной кампании. Демократическая оппозиция не смогла до выборов консолидироваться и выступить с единой стратегией действий, что фактически лишило ее возможности не только на победу, но даже на сколь-нибудь осмысленное участие в этих выборах. В этих выборах принимали участие три оппозиционных кандидата (Анатолий Лебедько, Сергей Калякин, Татьяна Короткевич) и еще два подставных про-властных кандидата (казачий атаман Николай Улахович и традиционный спаринг-партнер Лукашенко – Сергей Гайдукевич). Если смысл участия про-властных кандидатов понятен – играть роль как бы альтернативы Лукашенко, то для демократической оппозиции участие имело мало смысла. Никто из них не мог привлечь достаточного внимания даже демократически ориентированного электората. В итоге, двое не смогли собрать подписей за выдвижение, а Татьяна Короткевич де-факто мало отличалась от про-властных кандидатов, имитирующих альтернативу. Т.е. все альтернативные кандидаты либо играли на стороне Лукашенко (осознанно или нет), либо преследовали частные интересы своих структур и себя лично.
 
Вопрос – Каковы перспективы взаимоотношений европейских структур и Беларуси при президенте Лукашенко, чем объяснить сначала наложение санкций несколько лет назад, а теперь возможное их снятие. Изменилось что-то принципиально?  
 
Ответ – Дело в том, что санкции в отношении Беларуси действуют с 1996 года, и были введены по причине антиконституционного переворота, фальсификации выборов и массовых нарушений прав человека. Санкционный список постоянно расширялся после едва ли не каждых выборов в Беларуси. Но 2008 году в Беларуси были освобождены все политические заключенные и ЕС временно приостановил действие санкций, т.е. санкции существуют, но их действие временно «замораживается» и эта «заморозка» может каждый раз продлеваться. После брутального разгона мирной демонстрации и арестов альтернативных кандидатов во время предыдущих президентских выборов 19 декабря 2010 года ЕС отменил «заморозку» и возобновил действие санкций. В основном, ЕС таким образом реагировал на появление в Беларуси новых политических заключенных и вопрос их наличия был главным основанием возобновления санкций.
 
На сегодняшний день политических заключенных в Беларуси нет, они были освобождены перед выборами, а сами выборы обошлись без массовых репрессий. Для ЕС это является основанием вновь вернуться к вопросу о временном приостановлении действия санкций, что, скорее всего, будет сделано в конце октября. В перспективе это будет вести к расширению сотрудничества Беларуси и ЕС и, возможно, заключению соглашения о сотрудничестве по аналогии с тем, которое сегодня обсуждается по отношению  к Армении.
 
При этом, к сожалению, и это нужно очень хорошо понимать (!), никаких системных изменений в Беларуси не произошло. 
 
Давид Степанян, www.arminfo.am
 
Вопрос - 83,5% набранные отныне пятикратным президентом Беларуси Александром Лукашенко на последних президентских выборах на первый взгляд свидетельствуют о нежелании белорусского общества перемен и, соответственно, рисков. Соответствует ли это, на Ваш взгляд, сегодняшним реалиям?
 
Ответ – Здесь все не так однозначно. Во-первых, выборы сфальсифицированы и реальная цифра поддержки Лукашенко беларусским обществом не превышает 50-60%. Во-вторых, общество желает перемен, независимые опросы общественного мнения показывают, что только около 30% желают сохранения нынешнего положения в стране, а около 52% желают изменений. В-третьих, желает общество перемен, но не видит иной политической альтернативы, кроме Лукашенко, которая может привести к мирным изменениям. Т.е. люди хотят перемен, но возлагают ответственность за эти изменения на существующий политический режим. Можно подробно и долго обсуждать этот парадокс, но основные причины этого состоят в подавлении государством на протяжении 20 лет любой политической и общественной альтернативы, отсутствием свободы информации и политическими ошибками разрозненной демократической оппозиции, утратившей всякое влияние на белорусское общество. 
 
Вопрос - Стали ли итоги президентских выборов в Беларуси отражением серьезных волнений и внутренней нестабильности в соседней Украине. Если да, то в силу каких конкретных причин?       
 
Ответ – Частично, это действительно так. Общество в массе очень напугано войной и нестабильностью в Украине, и скорее голосует за ту стабильность, которую олицетворяет режим Лукашенко. Кроме того, радикальные лидеры оппозиции в этот раз намеренно воздерживались от организации массовых протестов, опасаясь не только репрессий со стороны Лукашенко, но возможных провокаций и дестабилизации ситуации со стороны Россия.
 
Вопрос - Реакция Евросоюза на выборы в Беларуси свидетельствуют о явном потеплении отношений между Брюсселем и Минском. Чем, по Вашему мнению, это может быть обусловлено? 
 
Ответ – Есть несколько причин: 1) Изменился геополитический контекст. Относительная нейтральность Беларуси в ходе украинско-российского конфликта позитивно воспринимается в ЕС. ЕС не желает полного ухода Беларуси под протекторат России и хочет сохранить Беларусь в зоне своего относительного влияния. 2) На протяжении двух лет ЕС ведет дипломатическую работу по возобновлению отношений с Беларусью, в которой основными условиями были освобождение политических заключенных и либерализация избирательного процесса. Эти условия в большей или меньшей степени были выполнены: политзаключенные на свободе, выборы прошли без применения брутальных форм насилия. Т.е. в общем, ЕС получил,  то чего хотел. Правда, ситуация в Беларуси осталась в принципиальных моментах неизменной, но это уже другой вопрос   
 
Вопрос - Президенту Лукашенко все последние годы с выгодой для Беларуси в целом удавалось лавировать между Россией и Западом. Оцените успешность беларусского комплементаризма? 
 
Ответ – Внешняя политика Беларуси строиться на простом принципе: обмен геополитической лояльности за экономические преференции. В ельцинские времена говорили: «нефть в обмен на поцелуи». Проблема здесь в том, что эта схема хороша для поддержания политического режима и позволяет ему выживать паразитируя на внешних субсидиях (в основном российских), но плоха для развития страны. За эти годы в Беларуси не решены основные проблемы в области структурных экономических реформ (не говоря уже о политических и управленческих), страна нуждается в постоянном внешнем финансировании для поддержания внутренней стабильности (3-6 млрд. долл. в год) и переживает регулярные экономические кризисы. Т.е. эта комплементарность оправдывает себя в краткосрочном режиме, но будущее страны как политически независимого и экономически благополучного государства находиться под большим вопросом.
 
Вопрос - Исходит ли из интересов Беларуси дальнейшее расширение ЕАЭС и участие страны в данном интеграционном проекте в целом?  
 
Ответ – Участие Беларуси в ЕАЭС не исходит из ее долгосрочных интересов. ЕАЭС дает Беларуси временную возможность паразитирования на дешевых энергетических ресурсах России, косвенных российских субсидиях и прямых кредитах, гарантирует доступ беларуских товаров к большому российскому рынку. Больше никакого смысла в ЕАЭС для Беларуси нет. В стратегическом смысле, ЕАЭС не дает Беларуси ничего: ни технологий, ни инвестиций, ни роста торговли, ни ресурсов развития. Более того, ЕАЭС угрожает потерей независимости страны в области валютного, финансового и экономического регулирования, привязывает Беларусь к отсталой России, и лишь усиливает ее зависимость от восточного соседа. 
 
Армен Минасян, www.panorama.am
 
Вопрос - На днях стало известно, что официальный Минск отказался размещать на своей территории авиабазу РФ. Как вам видится дальнейшее развитие российско-белорусских отношений в контексте периодически повторяющихся демаршей Минска и противостояния России и Запада? 
 
Ответ – Демарши Минска в отношениях с Москвой - это традиционная и неизбежная в логике их отношений история. Официальный Минск торгует своеобразными акциями «геополитической лояльности», обменивая их на российские экономические преференции. Но ресурс этих акций не бесконечен, поэтому время от времени требуется восстанавливать объем своей символической независимости Беларуси и вести себя вопреки интересам Москвы. То же самое происходит и в вопросе военной базы, когда Лукашенко действует вопреки интеграционной логике и старается, как минимум, выторговать больше ресурсов. Сложно сказать, сколько может еще продлиться эта игра, но очевидно, что при нарастании конфликта России с Западом, Россия может предпринять попытку полного или частичного устранения независимости Беларуси.
 
Вопрос - Запад, с одной стороны, снимет санкции в отношении Беларуси, в том числе и против президента Александра Лукашенко, а с другой, наблюдатели ОБСЕ заявляют, что прошедшие в Беларуси президентские выборы не соответствуют демократическим стандартам. Каким вам видится дальнейшее развитие отношений Запада с Минском в данном контексте? 
 
Ответ – ЕС, с высокой долей вероятности, приостановит санкции против Беларуси. Это будет означать расширение сотрудничества и в перспективе заключение соглашение, подобного тому, что сейчас обсуждается Европейским союзом с Арменией. Т.е. Беларусь и ЕС ждет новый «романтический период» отношений, но поскольку ситуация в Беларуси остается фактически неизменной, то появляется вопрос сколько этот период может продлиться. Диктатуры чреваты не стабильностью и разного рода эксцессами типа массовых репрессий, поэтому без системных политических изменений в Беларуси нормальные отношения между ней и ЕС невозможны в долгосрочном режиме. 
 
Вопрос  - Каким вам видится будущее ЕАЭС в контексте противостояния России и Запада и развития отношений внутри Союза?
 
Ответ – Если все будет развиваться в том же ключе, что и сегодня, то ЕАЭС ждет судьба СНГ, т.е. превращение в сугубо формальное и никому не нужное образование. Второй вариант, еще более печальный: Россия может попытаться использовать ЕАЭС для восстановления империи в новом виде и частичной ликвидации независимости членов ЕАЭС. Т.е. ЕАЭС не ждет ничего хорошего.
 
Вопрос - Насколько актуально на данный момент Содружество Независимых Государств?
 
Ответ – СНГ сегодня совсем не актуально, но оно выполняет роль поучительного примера того, что бывает с международными объединениями построенными не на взаимовыгодных основаниях.
 
Вопрос -  В чем главный недостаток программы Восточное партнерство?
 
Ответ – Главный недостаток Восточного партнерства – это постоянное стремление со стороны ЕС игнорировать геополитический контекст и политический контекст внутри стран Восточного партнерства. Восточное партнёрство делает слишком большой акцент на формальных доверенностях (соглашениях и их исполнении), но не приминает во внимание конкретные интересы, вовлеченных в инициативу сторон, не учитывает реальные интересы правительств, политических акторов, гражданского общества, бизнеса и т.д.. Поэтому, правительства стран-партнеров  не заинтересованные в изменениях  могут легко симулировать реформы и превращать соглашения в формальные бумажки. Отрицание геополитического значения ВП привело к тому, что Россия манипулирует и запугивает и ЕС и страны-партнеры, чем ослабляет возможность их сближения.
 
Гагик Багдасарян, www.newsarmenia.am
 
Вопрос - В последнее время, на фоне нарастающего противостояния Запада с Россией были заметны попытки западных стран сблизиться с Минском. Насколько далеко может пойти такая политика?
 
Ответ – ЕС, с высокой долей вероятности, приостановит санкции против Беларуси. Это будет означать расширение сотрудничества и в перспективе заключение соглашение, подобного тому, что сейчас обсуждается Европейским союзом с Арменией. Т.е. Беларусь и ЕС ждет новый «романтический период» отношений, но поскольку ситуация в Беларуси остается фактически неизменной, то появляется вопрос сколько этот период может продлиться. Диктатуры чреваты не стабильностью и разного рода эксцессами типа массовых репрессий, поэтому без системных политических изменений в Беларуси нормальные отношения между ней и ЕС невозможны в долгосрочном режиме.
 
Вопрос - Будет ли готовить Лукашенко преемника для следующих выборов? Есть ли люд в его окружении?
 
Ответ – Часто, можно услышать такого рода спекуляции о возможном преемнике, но вероятность этого не очень высока. Беларусская система – это персоналистская диктатура и Лукашенко выполняет роль единственно арбитра в конфликтах между группировками в правящей элите. Кроме Лукашенко, сегодня в стране нет публичных персон, способных сегодня заменить его в этой роли. Ну и сам Лукашенко еще не так стар и, считает, что способен руководить и в следующий период.
 
Вопрос - Опыт показывает, что любые попытки цветных революций в Беларуси провальны изначально. В чем причина - отсутствие финансируемых из-за рубежа общественных организаций и гражданских движений или высокий рейтинг президента Беларуси? 
 
Ответ – Здесь есть совокупность причин. С одной стороны, общество желает перемен, независимые опросы общественного мнения показывают, что только около 30% желают сохранения нынешнего положения в стране, а около 52% желают изменений. Но с другой стороны, большинство беларусского общества не видит иной политической альтернативы, кроме Лукашенко, которая может привести к мирным изменениям. Т.е. люди хотят перемен, но возлагают ответственность за эти изменения на существующий политический режим. Можно подробно и долго обсуждать этот парадокс, но основные причины этого состоят в подавлении государством на протяжении 20 лет любой политической и общественной альтернативы, отсутствием свободы информации и политическими ошибками разрозненной демократической оппозиции, утратившей всякое влияние на белорусское общество.
 
Татевик Казарян, www.news.am
 
Вопрос - Господин Егоров, некоторые аналитики заявляют, что результаты президентских выборов в Беларуси были определены задолго до того, как избиратели отдали свои голоса. Какого мнения придерживаетесь Вы? Какова Ваша оценка избирательного процесса в стране?
 
Ответ – Обычно результаты выборов формируются исходя из актуальной политической ситуации. Понятно, что электоральная машина вытроена так, чтобы обеспечить любой нужный Лукашенко результат, но какие конкретные цифры нарисуют избирательные комиссии решается непосредственно в ходе последних дней выборов. Реально отданные избирателями голоса не влияют на окончательные цифры, явка тоже «рисуется» избирательными комиссиями по указанию исполнительной власти.
 
Вопрос -  Какими Вы видите перспективы отношений Беларуси и Европейского Союза? Будут ли сняты санкции, и какие политические уступки потребует за это ЕС?
 
Ответ - На протяжении двух лет ЕС ведет дипломатическую работу по возобновлению отношений с Беларусью, в которой основными условиями были освобождение политических заключенных и либерализация избирательного процесса. Эти условия в большей или меньшей степени были выполнены: политзаключенные на свободе, выборы прошли без применения брутальных форм насилия. Т.е. в общем, ЕС получил,  то чего хотел. 
 
ЕС, с высокой долей вероятности, приостановит санкции против Беларуси. Это будет означать расширение сотрудничества и в перспективе заключение соглашение, подобного тому, что сейчас обсуждается Европейским союзом с Арменией. Т.е. Беларусь и ЕС ждет новый «романтический период» отношений, но поскольку ситуация в Беларуси остается фактически неизменной, то появляется вопрос сколько этот период может продлиться. Диктатуры чреваты не стабильностью и разного рода эксцессами типа массовых репрессий, поэтому без системных политических изменений в Беларуси нормальные отношения между ней и ЕС невозможны в долгосрочном режиме.
 
Вопрос -  Оцените, пожалуйста, политическое и экономическое взаимодействие России и Беларуси, а также Армении и Беларуси в рамках Евразийского экономического союза.
 
Ответ – Отношения с Россией как с неравным (во всех отношениях, и политическом и экономическом) соседом доминируют в отношениях со всеми странами. ЕАЭС – центрирован на России. Объемы торговли между Арменией и Беларусью – ничтожны по сравнению с торговлей с Россией. Кроме того, официальные данные показывают, что ЕАЭС не способствует развитию экономических отношений между его членами и объемы взаимной торговли в ЕАЭС постоянно сокращаются.
 
Эдуард Мхитарян, www.galatv.am
 
Вопрос – Господин Егоров, видите ли Вы связь между началом российской операции в Сирии и временным прекращением огня в Украине, отсрочкой референдума в Донбассе? Какие цели вообще, на Ваш взгляд, преследует президент России В.Путин с началом активной военной операции в Сирии? 
 
Ответ – Военная операция России в Сирии – это еще один способ давления России на Запад. Россия видит себя в конфронтации с Западом и старается через инициирование или вход в такие конфликты утвердить себя в качестве геополитического игрока, с которым Западу необходимо вести диалог. Без России разрешение таких конфликтов становиться не возможным и она таким образом утверждает свою международную субъектность. 
 
Вопрос – Не стоят ли постсоветские страны, и в частности Беларусь, перед угрозой повторения украинского кризиса? Нет ли угрозы для Беларуси от сближения президента Лукашенко с Западом, наметившегося в последнее время? Не секрет, что Россия ревностно относиться к теплым отношениям между Беларусью и западными странами. 
 
Ответ – Угроза повторения Крымского сценария есть, и она довольно реалистична. При реальной попытке Беларуси уйти в сторону ЕС Россия способна применить к ней средства, использованные для дестабилизации Украины. Однако, в настоящее время сближение Беларуси и ЕС столь незначительно, что оно не представляет угрозы российским интересам в Беларуси. 
 
Вопрос – А. Лукашенко в пятый раз избран президентом Беларуси. Мы в Армении хорошо знаем, как в странах бывшего СССР переизбираются президенты. По Вашему, были ли избраны Лукашенко в Беларуси и С.Саргсян в Армении по воле народа? Ели нет, то какими рычагами пользуются они для этого?
 
Ответ – Нет, конечно, ни Лукашекно, ни Саргсян не являются демократически избранными президентами. В случае Лукашенко, для этого используется широкая система электоральных манипуляций (досрочное голосование, неконтролируемый подсчет голосов и т.п.), ограничения политических свобод, подавление независимых медиа, репрессии против гражданского общества и политической оппозиции, включая убийства политических оппонентов и длительные сроки тюремных заключений для противников режима.  
 
Вопрос – Нужны ли  Армении Конституционные реформы. С какой целью, по Вашему президент Армении и правящая партия выступают с инициативой конституционных реформ?
 
Ответ – К сожалению, я не очень хорошо разбираюсь в политической ситуации в Армении. Могу лишь отметить, что инициатива изменения Конституции исходит не от большинства граждан Армении, а от правящего режима, проходит без нормального публичного обсуждения, что уже само по себе вызывает подозрения в срытых мотивах таких действий.
 
Вопрос – Есть ли у Армении, как члена ЕАЭС, шансы для демократического развития? 
 
Ответ – И у Армении, и у Беларуси есть шансы демократического развития и наши народы этого достойны. Но сегодня наши страны оказались заложниками своих паразитических авторитарных режимов, которые чаще всего действуют не в интересах страны. Вступление в ЕАЭС – это пример такого стратегически вредного поведения авторитарных лидеров, и это, конечно, существенно осложняет процессы демократизации.

Work by AGNIAN

Все права защищены. © 2001-2018 Исследовательский Центр "Регион"