Интернет пресс-конференция аналитик Польского института международных дел Конрада Заштофта (Польша)

KonradZasztowt's picture
Конрад Заштофт
Аналитик Польского института международных дел
Poland
26 октября состоялась интернет пресс-конференция аналитик Польского института международных дел Конрада Заштофта для Армянских медиа.
 
Тема конференции: Россия; Северный Кавказ; Турция (в том числе курдская проблема, проблемы Турции вызванные конфликтом в Сирии).
 
Пресс-конференция организована в рамках проекта “Международный пресс-центр  ”Диалог”: Диверсификация источников международной информации для армянских медиа”.
 
Этот проект Исследовательского центра “Регион” поддержан офисом ОБСЕ в Ереване.
 
Армен Минасян , www.panorama.am
 
Вопрос - По Вашему мнению, возможна ли холодная война 21-ом веке, примерно по тем параметрам, которые имели место при конфронтации СССР и запада?
 
Ответ - Нет, конечно, нет. Это невозможно по многим причинам. Прежде всего, экономический, политический и военный потенциал России Путина не сопоставими с потенциалом СССР времен Брежнева. Кремль делает вид, что реконструировал прежнюю империю, но это скорее попытка убедить в этом свою общественность, и, возможно, некоторые "дружественные круги" на Западе, чем создание столь же серьезного вызова Западу, какой была советская угроза.
 
Вопрос - Если да то можно ли считать, что последние договоренности по Сирийскому вопросу в некой мере исключают подобное развитие событий?
 
Ответ - Нет, последние договоренности не являются своего рода пактом, с которым будет достигнут новый длительный тренд. Хотя Кремль хотел бы начать геополитические дискуссии с США и раздел сфер интересов, как это произошло во время Ялтинской конференции в 1945 году. В этом основная причина вмешательства России в гражданскую войну в Сирии. 
 
Вопрос - Приведут ли по вашему мнению инциденты на линии соприкосновения сил к крупномасштабным военным действиям в зоне нагорно-карабахского конфликта?
 
Ответ - Такой сценарий не исключен. Пока не будет каких-либо  миротворцев  между армянскими и азербайджанскими силами, ситуация будет оставаться опасной. Тупик в переговорном процессе между двумя сторонами еще дольше ухудшает ее. 
 
Вопрос - По вашему мнению, ожидается ли эскалация замороженных конфликтов на постсоветском пространстве, в частности, в нагорно-карабахском конфликте?
 
Ответ - Карабахский конфликт уже больше напоминает «горячий», чем  "замороженный" конфликт. Эскалация в других постсоветских регионах не исключена. В прошлом году мы стали свидетелями вспышки такого конфликта в Донбассе, который был искусственно создан Россией Путина. В отличие от нагорно-карабахского конфликта там не было ни языкового, ни религиозного и ни  культурного разделения. Конфликт был спровоцирован российской пропагандой и СМИ, которые постоянно пугали местное русскоязычное население мифами об "американских" или " НАТО –овских захватчиках" или мифом о кровожадных западных украинцах, якобы планирующих атаковать и убивать своих восточных русскоязычных соотечественников.
 
Вопрос - Считаете ли Вы прагматичной нынешнюю американскую политику на Кавказе и в Армении в частности?
 
Ответ - Внешняя политика США прагматична. Во время президентства Обамы американцы сосредоточились на тихоокеанском и восточноазиатском регионах, что вполне объяснимо с учетом экономического аспекта. Тем не менее, ошибка Обамы заключалась в недооценке желания Путинской России восстановить советскую империю, что привело к трагедии в Украине, и, возможно, приведет к еще большей катастрофе в случае дестабилизации в самой России. Очевидно, что США должны быть более активными в Кавказском регионе для сдерживания влияния России, которое губительно для армянской, грузинской и азербайджанской государственности.
 
Вопрос - Есть ли у Армении возможность поддерживать нормальные отношения с Западом с учетом ее членства в ЕАЭС?
 
Ответ - Армения все еще имеет нормальные отношения с Западом, даже в качестве члена ЕАЭС. С другой стороны, у вышедшего из переговоров о Соглашении об ассоциации с ЕС Еревана потерян шанс укрепления, реформирования государства и экономики. В результате этого выбора Армения оказалась в состоянии сателлита  России со слабой экономикой, коррупцией и олигархической монополией. Ереван еще имеет неплохие отношения с Западом, но, к сожалению, они на очень поверхностном уровне.
 
Вопрос - Какое влияние окажет соглашение по ядерной программе Ирана на регион Южного Кавказа и на Армению? Какой будет позиция Москвы в данном вопросе?
 
Ответ - Соглашение по ядерной программе Ирана это хорошая новость для Армении и Грузии. В ближайшем будущем оно может привести к более глубокому экономическому сотрудничеству между Западом и Ираном (в том числе в энергетическом секторе). Страны Южного Кавказа также могут  получить прибыль от развития таких процессов. 
 
Вопрос - Каковы, на Ваш взгляд, перспективы вступления Азербайджана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), и возможен ли такой вариант без окончательного решения Карабахского конфликта?
 
Ответ - Вступление Азербайджана в ЕАЭС возможно. Вместе с тем это было бы только актом дальнейшего охлаждения отношений между Баку и США, Баку и ЕС.  Скорее всего, не вероятно, что Азербайджан реально интегрируется в ЕАЭС, тесно сотрудничая с его странами. Более того, даже процесс интеграции нынешних членов организации весьма проблематичен.
 
Артак Барсегян, www.armradio.am
 
Вопрос - Пан Заштофт, как Вы оцениваете перспективы обновленной Европейской политики соседства и Восточного партнерства в свете предстоящих новых переговоров между ЕС и Арменией?
 
Ответ – Политика соседства ЕС, к сожалению, слишком реактивна, как мы видим в случае кризиса с мигрантами. В интересах ЕС было бы логично углублять отношения с государствами Южного Кавказа в целях стабилизации и предотвращения таких проблем, как кризис мигрантов или локальные войны. К сожалению, есть недостаток стратегического мышления во многих европейских столицах. С другой стороны, процессы, инициированные программой Восточного партнерства, будут медленно продолжатся. Что касается Армении, то она получит новое предложение от ЕС и, вероятно, снова попытается углублять взаимное сотрудничество.
 
Вопрос - Время от времени наблюдается эскалация в зоне нагорно-карабахского конфликта и на армяно-азербайджанской границе. В этом контексте, какими Вам видятся перспективы мирного урегулирования проблемы? 
 
Ответ - Нет сценария быстрого решения карабахского конфликта, и в нынешних условиях любой прогресс маловероятен. В настоящее время Россия является самым влиятельной внешней силой, имеющей влияние в карабахском вопросе. Вместе с тем Москва не заинтересована в каком-либо решении этого вопроса. Конфликт является полезным инструментом для политической игры Кремля с Ереваном и Баку. 
 
Вопрос  - В преддверии предстоящих 1 ноября в Турции внеочередных парламентских выборов ситуация в этой стране накалена и противостоянием с курдами. Может ли внутриполитический кризис в Турции отразиться на внешнеполитических приоритетах этой страны и усилению позиций Анкары на Южном Кавказе, в частности, активизации военно-политических связей с Тбилиси и Баку?
 
Ответ - Я не ожидаю каких-либо существенных изменений в политике Анкары по отношению к Южному Кавказу после выборов. Вместе с тем если образуется коалиция Партии националистического движения (MHP) и Партии справедливости и развития (ПСР), то можно ожидать усиление подхода пантюркизма, жесткую позицию по отношению к Армении, и даже более глубокое сотрудничество с Азербайджаном. Сильное присутствие курдской Народно-демократической партии (НДП) в парламенте может способствовать перезапуску когда-либо переговоров с Ереваном для установления дипотношений. НДП более либеральная и открытая по отношению к этническим меньшинствам в Турции. Это, вероятно, умерит агрессивность во внешней политике. 
 
Вопрос - В связи с сирийским кризисом наметились негативные тенденции в отношениях Турции с Россией и США. Исходя из этого, следует ли ожидать выхода Анкары из антиИГИЛовской коалиции?
 
Ответ - Это не вероятно. Анкара сотрудничает со своими партнерами по НАТО, в первую очередь с Вашингтоном. Вместе с тем правящая партия Турции будет продолжать делать вид, что борется против ИГИЛ, в реальности выступая только против курдов. Так же, как Россия, делает вид, что борется с ИГИЛ, но на самом деле выступает против умеренных суннитских исламистских сил, оппозиционных правящему Башару аль-Асаду.
 
Давид Степанян, www.arminfo.am
 
Вопрос - Оцените перспективы начавшейся 30 сентября военной операции ВВС России против боевиков ИГ, учитывая, что консультации оборонных ведомств США и РФ по согласованию совместных действий против ИГ по-прежнему далеки от общего итога?
 
Ответ - Российское вмешательство в гражданскую войну Сирии рискованный шаг по многим аспектам. Это рискованная игра для Кремля, ибо нынешний пропагандистский эффект может быстро уменьшиться из-за российских потерь в конфликте. Затем российская общественность начнет воспринимать Сирию в качестве нового Афганистана. Кроме того, россияне действуют совершенно безответственно, провоцируя напряженность также в отношениях с Турцией и США. ЕС также скептичен относительно положительных результатов от вмешательства России. На самом деле, взрывы в суннитских районах приведут к еще большим потоком беженцев, убегающих из Сирии в Европу.
 
Вопрос - В чем, на Ваш взгляд, кроются основные причины войны, объявленной Анкарой собственным гражданам курдам?  
 
Ответ – Курдская рабочая партия (РПК) является террористической организацией, но в то же время она по-прежнему самая серьезная политическая сила, представляющая турецких курдов. По этой причине  Анкара начала переговоры с руководством РПК некоторое время назад.Теперь, в основном, по внутренним политическим причинам Турция решила атаковать курдские силы. Партия справедливости и развития (ПСР) надеется, что националистические, антикурдские избиратели будут голосовать за партию Давутоглу, которая воспринималась как гарант сильного националистического государства.
 
Вопрос - Россия продолжает вооружать стороны карабахского конфликта, что по различным оценкам никак не подтверждает ее статуса как страны-сопредседателя МГ ОБСЕ по его разрешению. Имеет ли, на Ваш взгляд, Москва реальные рычаги для урегулирования конфликта или же это могут сделать лишь сами стороны?
 
Ответ - Конфликт может быть решен самими сторонами с помощью США, ЕС и России. Пока Москва не будет заинтересована в окончательном решении, нет никаких шансов для прочного мира в регионе, даже если Баку и Ереван будут способны на компромисс, что вовсе не так.
 
Вопрос - Наблюдающееся похолодание отношений между Баку с одной и Брюсселем с Вашингтоном с другой стороны позволяет многим аналитикам утверждать о скором  втягивании алиевского режима в качественно-новый формат отношений с Москвой с перспективой вхождения в ЕАЭС. Какими представляются подобные перспективы Вам?
 
Ответ – В азербайджанской элите есть много важных политиков, которые заинтересованы в возврате к советскому типу государства, что также, конечно, является главной целью и Путина. С другой стороны, жизненно важные интересы Азербайджана заключаются в продаже нефти и газа Европе, а не России, которая является не таким уж хорошим потребителем. Вот почему независимо от того, как много критикует Алиев Европу, он будет как обычно продолжать бизнес с европейскими партнерами.
 
Вопрос - Несмотря на членство в ЕАЭС, Ереван продолжает попытки лавирования между Севером и Западом с перспективой подписания Ассоциативного соглашения с ЕС, о чем свидетельствуют периодические заявления аккредитованных в Армении европейских дипломатов. Оцените перспективы армянской комплементарности, в общем, и подписания АА Армения-ЕС в частности? 
 
Ответ - Сейчас на повестке не стоит АА с Арменией, но это может случиться в какой-то момент. ЕАЭС хорошо не функционирует, что довольно вредно для экономики Армении. Вполне возможно, что, в конечном счете, ЕС придет к решению о том, что формальное членство Армении в ЕАЭС не является препятствием для углубления сотрудничества и интеграции. Однако, это может произойти только в случае принятия решения российским руководством положить конец пропагандистской войне с Западом и агрессивным действиям в Украине. Но, к сожалению, для ближайшего времени это маловероятные варианты, так как Кремль в лице Запада всегда использовал образ врага для консолидации своей власти в России.    
 
Вопрос - Кому нужна новая война на Кавказе, учитывая дестабилизацию ситуации в соседнем регионе (Сирия, Ирак)?
 
Ответ – Отвечу в целом, наиболее авторитарные режимы больше  заинтересованы в военных решениях. Грузия является единственным государством со свободными и демократическими выборами в регионе. Все остальные правительства используют образ врага для консолидации своей власти, которая легитимна лишь частично, или полностью не легитимна в ходе выборов и реального волеизъявления народа.
 
Вопрос - Пример Ирана наиболее наглядно свидетельствует о тщетности попыток влияния на внешнеполитический курс Тегерана посредством экономических санкций. Поделитесь Вашим видением успешности применения санкций в противостоянии с более мощной Россией?
 
Ответ - Здесь я не согласен.Санкции были успешными в случае с Ираном, ибо в конечном итоге Тегеран решил сотрудничать с международным сообществом. То же самое можно ожидать в случае с Россией.
 
Арам Саргсян - www.1in.am, газета Жаманак,
 
Вопрос - Чем отличались, чем были опасны последние столкновения в течении сентября в зоне Нагорно-карабахского конфликта? И какие выводы нужно сделать сторонам, посредникам, чтобы избежать новой – более опасной эскалации? 
 
Ответ - К сожалению, даже если ситуация становится более опасной с каждым годом, международное сообщество не в состоянии предложить новые решения. Это невозможно без воли России. Пока Кремль продолжает новый подход "холодной войны" к Западу, любые позитивные изменения в случае нагорно-карабахского конфликта не вероятны. Там не будет международного консенсуса.
 
Вопрос - В последнее время Россию все больше обвиняют в том, что она провоцирует столкновения на армяно-азербайджанской границе. Как Вы прокомментируете это, и насколько по Вашему изменилась политика России в Южном Кавказе в последние годы?
 
Ответ - На самом деле Россия непосредственно не провоцирует каких- либо столкновений на границе между Арменией и Азербайджаном, но тот факт, что она  продает оружие обеим сторонам конфликта, делает Кремль ответственным за возможную войну в будущем.
 
Вопрос - Восстание курдов в Турции обусловлена только внутренними факторами или есть еще внешнее влияние, внешняя поддержка? Эти события как-то связаны с российско-турецкой напряженностью?
 
Ответ - Внутренние факторы имеют решающее значение, но, очевидно, Анкара опасается, что сирийские курды (в союзе с РПК) будут строить свое государство на границе с Турцией. Россия, вероятно, поможет сирийским курдам и дальше ослаблять позиции Турции в сирийском конфликте. Тем не менее, Россия не такой мощный актор в конфликте, чтобы иметь возможность полностью изменить ситуацию на местах.
 
Вопрос - Какие вызовы и возможности порождает  собой поднятие курдского вопроса в Турции для Армении?
 
Ответ - Решение курдского вопроса в Турции будет хорошей новостью для всех ее соседей, в том числе и для Армении. Мирная, экономически сильная Турция будет иметь положительное влияние на соседние страны.
 
Гагик Багдасарян, www.newsarmenia.am
 
Вопрос - Не секрет, что Турция, чуть ли, не открыто поддерживала многие вооруженные группировки, действующие в Сирии. Может ли эта поддержка вернуться к Анкаре бумерангов и стать для нее реальной угрозой или все же эти группировки уверенно контролируются турецкими спецслужбами?
 
Ответ - Это уже случилось. Скорее всего, так было и в случае с терактами в Анкаре 10 октября. Джихадисты организовали много секретных, подпольных ячеек в Турции, которые будет продолжать террористические акты в будущем.
 
Вопрос - Считаете ли Вы, что вопрос создания независимого Курдистана – всего лишь вопрос времени. Какие новые политические реалии сформирует это государство, с кем будет сотрудничать и кому угрожать?
 
Ответ - В случае провозглашения независимости Иракского Курдистана, это государство будет иметь еще хорошие отношения с Турцией, которая является его основным инвестором. Очевидно, что отношения с Багдадом будут оставаться напряженными. Турция не будет терпимой к Рожава, к Сирийскому Курдистану. Мы можем ожидать также и турецкую военную интервенцию против сирийских курдов, особенно если там будут убежища для боевиков РПК, действующих в Турции.
 
Вопрос - Вопрос о нынешнем политическом статусе Европы. Насколько верны утверждения о том, что сегодня европейские страны, в том числе такие крупные как Германия или Франция, фактически лишены политической независимости, неспособны принимать самостоятельные решения и вынуждены подчиняться диктату, даже если он противоречит их национальным интересам?
 
Ответ - Такие заявления характерны для крайне правых и крайне левых партий. Может быть, это не случайно, что такие партии охотно поддерживают агрессивную политику Путина. Почему наблюдается такая странная связь? Некоторые из радикалов искренне верят в невиновность России в украинском кризисе, другие же просто спонсируются из российских источников.
 
Татев  Арутюнян, www.aravot.am
 
Вопрос - Россия ведет переговоры с Азербайджаном по доставке военной техники. И это в том случае, когда международное сообщество пытается ослабить напряженность на линии соприкосновения (хотя бы встречи в конце года между Сарсяном и Алиевым) для обеспечения продолжительности переговорного процесса,  применяет некоторое давление в адрес Азербайджана. Не опасна ли политика России по удовлетворению Алева для урегулирования карабахского конфликта и установления мира в регионе? 
 
Ответ - Я полностью согласен с таким мнением. Это опасно, но продажа оружия, кроме углеводородов, всегда была лучшим бизнесом России еще с советских времен. С другой стороны, это также и политический инструмент в руках  Москвы для привлечения Баку. Азербайджанская элита надеется на поддержку России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, поэтому она стремится укрепить свои отношения с Кремлем.
 
Вопрос – Бывший посол США в Азербайджане Метью Брайза заявил, что что встреча президентов Армении и Азербайджана по вопросам урегулирования Карабахского конфликта не может быть результативной, так как между сторонами нет доверия. Чего, с вашей точки зрения, нужно ожидать от предстоящей встречи?
 
Ответ - К сожалению, посол Мэтью Брайза прав. Обе стороны конфликта играют по правилам, установленным Москвой. Она заинтересована в поддержании статус-кво или даже управляемой эскалации, но, безусловно, не в долгосрочном решении конфликта.
 
Эмиль Бабаян, www.eadayli.com
 
Вопрос – Как отразится российско-турецкая конфронтация по сирийскому вопросу на российско-турецком, опять же, энергетическом сотрудничестве?
 
Ответ - Энергетическое сотрудничество между двумя странами уже было проблематично еще до противостояния в Сирии. Турция чрезмерно зависит от российского газа, и она не хочет покупать дополнительный газ, если он дорогостоящий или если его не возможно будет перепродать ЕС. Проект Турецкого потока - огромный вызов, скорее всего, для Турции и Россия будет невозможно построить такой трубопровод без поддержки ЕС и без западного финансирования.
 
Вопрос - Насколько сильно зависит крепость действующих турецких властей от позиции страны по сирийскому вопросу? Может ли провал сирийского направления турецкой внешней политики пошатнуть основы режима Реджепа Тайипа Эрдогана?
 
Ответ – Я согласен, сирийская трясина - экзистенциальная угроза и для правительства Партии справедливости и развития. Оппозиция обвиняет Эрдогана и его партию из-за дестабилизации ситуации, в том числе – из-за игиловских терактов в Турции. По мнению оппозиции, эти атаки произошли в результате политики ПСР по вовлечению в сирийский конфликт. Когда Анкара решила поддержать суннитские антиасадовские силы, она не ожидала, что эти силы превратятся в джихадистские и в один из дней станут атаковать и саму Турцию.
 
Вопрос - Совсем недавно глава МИД Азербайджана заявил, что вступление его страны в Евразийский экономический союз «не исключено». Интересно ваше мнение по этому вопросу – исключено или нет, если же возможно, то при каких условиях.
 
Ответ – Да, это возможно. Тем не менее, я бы интерпретировал это заявление скорее, как политический торг с ЕС и США, чем как реальный план интеграции с Россией. Для Баку лучше быть осторожным, когда дело доходит до альянса с Москвой. Несмотря на то, что некоторые политики в тесном кругу Алиева, безусловно, про-русские, инстинкт выживания не позволит Алиеву согласиться на усиление российского влияния в своей стране.

Work by AGNIAN

Все права защищены. © 2001-2018 Исследовательский Центр "Регион"