Интернет пресс-конференция аналитика по Турции/Южному Кавказу Международной кризисной группы Нигяр Гексель

NigarGoksel's picture
Нигяр Гексел
Старший Аналитик по Турции/Южному Кавказу Международной кризисной группы
Турция
30 октября состоялась интернет пресс-конференция старшего аналитика по Турции/Южному Кавказу Международной кризисной группы Нигяр Гексель для Армянских медиа.
 
Тема конференции: Вопросы внутренней и внешней безопасности Турции, отношения между Турцией и Россией, роль Турции в нагорно-карабахском конфликте.
 
Пресс-конференция организована в рамках проекта “Международный пресс-центр  ”Диалог”: Диверсификация источников международной информации для армянских медиа”.
 
Этот проект Исследовательского центра “Регион” поддержан офисом ОБСЕ в Ереване.
 
Газета "Hetq",  www.hetq.am
 
Вопрос- Что такое для Турции на деле участие в антитеррористической коалиции против ИГИЛ?
 
Ответ - Кроме разрешения на использование своей базы для точечных авиаударов анти-игиловской коалиции, Анкара начала более эффективно бороться против рекрутов и сочувствующих ИГ внутри страны. Однако это началось только в июле, до этого же Турцию критиковали за политику открытых дверей и за то, что она закрывала глаза на такого рода деятельность на своей территории. Только после теракта 20 июля в Суруче Турция изменила свой подход, стала более серьезно относиться к вопросу противостояния с ИГ, и закрыла некоторые участки своей границы, пресекая логистические линии, использующиеся со стороны ИГ. После взрывов в Анкаре 10 октября, в результате которой были убиты почти 100 человек, Анкара, похоже, активизировала свою анти-игиловскую деятельность в стране. Согласно отчету Международной Кризисной группы в Турции было осуществлено 161 арестов, связанных с этими терактами, в том числе - 128 после взрывов в Суруче и 17 – после взрывов в Анкаре. Были задержаны больше людей, однако позже часть была либо отпущена, либо, если задержанные не являлись гражданами Турции, были депортированы в свои страны. Около 1100 лицам было отказано во въезде в Турцию на основе их связи с ИГ. Турция играет решающую роль в борьбе против ИГ, и оправдала ожидания, как отечественных избирательных округов, так и своих союзников, которые находятся на переднем крае борьбы с ИГ. Взрыв в Анкаре увеличил внимание к вопросу были ли Анкарой приняты достаточные меры для защиты своих граждан от ИГ, и этот вопрос усугубляется тем фактом, что он коснулся  про-курдских групп, критически настроенных к государственным кругам, и ставших мишенью нападений в Турции.
 
Вопрос  -  Как Вы сами воспринимаете решение ЕСПЧ по делу Перинчека, и есть ли в Турции альтернативные оценки этому и процессу, и решению?
 
Ответ - Решение ЕСПЧ касается права не принятия геноцида армян. Это было воспринято в Турции в основном положительно, где есть различные мнения о том, являются массовые убийства и депортация армян 1915 года юридически геноцидом или нет? Хотя дебаты в Турции по этому делу были относительно небольшими. Пока это решение не воспринимается как ответ на вопрос о том, был ли 1915 году геноцид или нет, оно, вероятно, не оказывает негативного влияния на общую дискуссию по теме армяно-турецкой истории в Турции. В конечном счете, важно то, что было подчеркнуто, что подстрекательство к насилию или дискурс ненависти остаются осуждаемыми.
 
Артак Р. Барсегян, Общественное радио Армении, www.armradio.am
 
Вопрос - В связи с внутриполитической эскалацией в Турции насколько вероятна смена правительства после выборов 1 ноября?
 
Ответ - В настоящее время страной руководит временное правительство, которое в основном состоит из членов Партии справедливости и развития и бюрократов. В случае невозможности генерировать существенно  разные результаты предыдущего июньского раунда в ходе выборов 1 ноября, давление для сформирования коалиционного законного, подотчетного правительства будет возрастать. Вполне возможно, что, если еще раз правительство не сможет быть сформировано, может быть запланирован еще один избирательный раунд, однако цена этой неопределенности в политической и экономической стабильности Турции растет.
 
Вопрос - Как Вы оцениваете перспективы нормализации армяно-турецких отношений в свете геополитических развитий вокруг Сирии и Ирана?
 
Ответ - Развитие событий в Сирии и Иране непосредственно не влияют на перспективы нормализации армяно-турецких отношений. Но могут быть некоторые косвенные связи.
 
Одним из последствий конфликта в Сирии является то, что Турцию сильно отвлекают беспорядки у южных соседей, и у нее маленький запас внимания к Кавказу. Следовательно, и менее вероятным становиться, что Анкара приступит к амбициозной инициативе по нормализации отношений с Арменией.  Война  в Сирии истощает стратегическое и политическое внимание Турции, и оставляет меньше сил для любых инициатив, связанных с Кавказом. Война в Сирии истощает стратегическое и политическое внимание Турции, и оставляет меньше возможностей для каких-либо инициатив, связанных с Кавказом. События в Сирии также доминируют в дискуссии между Турцией и Западом, вытесняя Армению в нижние по значимости позиции повестки дня. Европейские столицы занимаются с Анкарой, прежде всего, по вопросам вызовов ИГ и проблемам миграции. Армяно-турецкие отношения не значатся на политическом радаре.
 
Другая взаимосвязь этих двух сценариев – это воздействие участия России в сирийских событиях на отношениях между Турцией и Россией. Напряженность между Москвой и Анкарой из-за Сирии может заставить Анкару больше опасаться увеличившихся рычагов России на Кавказе.
 
Отношения между Анкарой и Тегераном были напряженными из-за расхождений в вопросах войны в Сирии и ее будущем. Однако напряженные турецко-иранские отношения в частности из-за Сирии в реальности не касаются армяно-турецких отношений, по крайней мере, пока.
 
В сирийском театре Иран и Россия действуют совместно, от имени режима Асада.
 
Хотя с экономической точки зрения частному сектору Турции выгодна отмена санкций, однако, стратегическое укрепление Ирана через ядерную сделку - повод для беспокойства Турции.
 
В среднесрочной и долгосрочной перспективе, расширение возможностей Ирана в результате ядерной сделки может вызвать более интенсивную конкуренцию между Турцией и Ираном на Южном Кавказе. Однако это не вопрос краткосрочной перспективы. Очевидно, что потребуется время для того, чтобы от последствий ядерной сделки был переход к укреплению доверия и политической активности Ирана на Кавказе, так как санкции будут сняты только постепенно.
 
Давид Степанян, www.arminfo.am
 
Вопрос - Прокомментируйте изменения в региональной роли Турции в свете снятия западных санкций с Ирана и постепенного увеличения геополитического веса Тегерана. 
 
Ответ – Выше я уже ответила на этот вопрос. Но могу сделать небольшое добавление: в свое время, мы увидим, как ядерная сделка с Ираном повлияет на политику Турции на Кавказе. С конца холодной войны, роль Турции заключалась в сдерживании Ирана и России, что придавало Турции стратегическую значимость на Южном Кавказе в глазах Запада. Мы увидим, как со временем отношения Ирана с Западом будут восстановлены, стратегическое значение Турции для Запада на Кавказе ослабнет. В течение времени может также возрасти про-активность Ирана на Кавказе, составляя большую конкуренцию для России и Турции. Но, как я уже отметила выше,  для такой динамики потребуется время, немедленного эффекта ждать не приходиться.
 
Вопрос - Играет ли сегодня Анкара хоть какую-то роль в урегулировании карабахского конфликта, учитывая полное отсутствие отношений между Турцией и Арменией?   
 
Ответ - Термин "азербайджанское лобби" вводит в заблуждение. Что касается игры, когда дело доходит до азербайджанского влияния на турецкую политику, то здесь действует само по себе не лобби, а, скорее, сочетание двух факторов. 
 
Одним из них является оценка нынешним политическим руководством национальных интересов страны. Другой фактор - это чувства и интересы широкого сегмента общества. Относительно первого фактора, Турция имеет преимущество в своей региональной геополитической конкуренции с Россией, прежде всего, из-за приоритетности Турции для Баку в ряде областей, в первую очередь, в сфере энергетики и мягкой силы. Угроза этой взаимосвязи рассматривается стратегическими мыслителями в Анкаре, как "камень, кинутый в огород России". Есть также простые экономические интересы: Турция является крупнейшим инвестором в неэнергетическом секторе Азербайджана, ГНКАР является ведущим прямым иностранным инвестором в Турции, и Азербайджан продает Турции природный газ по самым низким ценам по сравнению с другими поставщиками. Опять же, в свете этих реалий, слово «лобби» мне представляется редукционистским.
 
Утверждается, что есть часть общества, в том числе и из стратегических мыслителей и лидеров общественного мнения, которые считают, что политика Турции должна быть менее зависима от Баку, и что полное согласование с Баку лишает Турцию способности игрока ... Однако в краткосрочной перспективе не вероятно, что это мнение трансформирует параметры турецкой политики.
 
Гагик Багдасарян, www.newsarmenia.am
 
Вопрос - Как Вы считаете, можно ли на фоне сирийских событий считать пройденным этапом некоторое потепление российско-турецких отношений. Как эти отношения будут выстраиваться в новых условиях?
 
Ответ - Теплый климат, установленный между Анкарой и Москвой, безусловно, подвергся эрозии. Турецкое руководство, и, в частности президент, недавно сделали резкие заявления о вмешательстве Москвы Сирию и поддержке Асада. В Анкаре есть осознание того, что турецко-российские интересы не совпадают в Черноморском регионе или в южных соседних регионах. Российская интервенция со все более широкой географией все чаще рассматривается в качестве угрозы для Турции. Сейчас турецкая политика безопасности повернута больше к НАТО, когда Турция чувствует себя под угрозой, всегда поднимается предпочтительность западного участия. Сирия важна для Турции по многим причинам, во многом из-за того, что она связана со многими аспектами курдского вопроса. В конечном счете, развитие прокси-войны в Сирии определит степень напряжения в отношениях между Турцией и Россией. Мы этого наверняка знать пока не можем.
 
Вместе с тем Турция остается сильно зависимой от России, в частности, по природному газу. Российский газ составляет более 50 процентов потребления в Турции. Это не может измениться в краткосрочной перспективе. Есть также много других экономических интересов - инфраструктурные проекты, торговля и туризм. И не в интересах Москвы поддерживать конфронтационные отношения с Турцией, особенно на фоне истощающей схватки с Западом. Поэтому, вероятно, с обеих сторон будут предприниматься попытки деэскалации напряженности. Не следует ожидать еще одного медового месяца в отношениях, но ограничивает ресурсы возможностей. 
 
Тигрануи Мартиросян, www.tert.am
 
Вопрос - Армяно-турецкие отношения, кажется, заморожены. Несколько месяцев назад президент Серж Саргсян «послал к черту» армяно-турецкие протоколы, а потом отозвал их из парламента. Какими Вам видятся дальнейшее развитие отношений между Арменией и Турцией с учетом новых геополитических процессов?
 
Ответ - Процесс нормализации турецко-армянских отношений в 2010 году был не только приостановлен, но и далее, в 2015 году тон этих отношений был испорчен. Хотя в феврале 2015 года двусторонние протоколы были официально отозваны из армянского парламента, президент Армении заявил, что на них по-прежнему стоит его подпись и готов вернуться к протоколам. Вместе с тем связывание Анкарой нормализацию отношений с Арменией с некоторым прогрессом в нагорно-карабахском фронте не изменится. С 2010 года Турция и Азербайджан продолжают тесно работать в политическом, экономическом и в оборонном секторе. 
 
Ввиду дренирующего действия других геополитических событий и высоких ставок на свои отношения с Азербайджаном, крайне маловероятно, что Анкара в краткосрочной перспективе пойдет на новые амбициозные инициативы с Арменией. За пределами Турции, по всей видимости все стороны ждут завершения противостояния между Западом и Россией, на данный момент разворачивающегося в Украине и Сирии. Москва, Анкара и евроатлантический капитал обеспокоены тем, что любое изменение статус-кво в армяно-турецко-азербайджанском отношениях может нарушить баланс на Кавказе в ущерб себе. Поэтому любые новые амбициозные инициативы рассматриваются как слишком рискованные. Этот подход кроет в себе риски, конечно. Статус-кво ведет все стороны к потере почвы под ногами. И угроза превращения Нагорного Карабаха в еще одно место опосредованной конфронтации между Россией и Западом существует.
 
Вопрос – Какой вариант разрешения конфликта Вы представляете. В последнее время было большое напряжение на границе между Арменией и Азербайджаном, на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения, погибли мирные жители. За весь период после заключения перемирия впервые были применены крупнокалиберные вооружения турецкого производства. Чем обусловлена такая тактика Азербайджана, какую цель преследует азербайджанская сторона?
 
Ответ - Стратегия Баку заключается в том, чтобы подвигнуть Армению к пониманию неприемлемости статус-кво. Одна применяемые варианты тактики для достижения этой цели заключаются в том, чтобы изолировать Армению, исключить ее из региональных интеграционных проектов и таким образом создать цену для Армении. Второй вариант – это гонка вооружений, цель которой заключается в убеждении Еревана в том, что статус-кво, и в частности, оккупированные территории за пределами Нагорного Карабахского анклава, делают Армению менее безопасным, не более того. Эскалация насилия на границе и линии соприкосновения, однако, - есть мессидж Баку, обращенный не только к Армении, но к Западу и России.
Актуальность урегулирования между двумя сторонами растет. Если не будет достигнуто всеобъемлющее соглашение, не будут предприняты шаги для трансформации и деэскалации конфликта, то Армения и Азербайджан должны решить, берут ли они свою судьбу в собственные руки и обоюдную ответственность за слом нисходящей спирали, которая ведет обе стороны в худшее состояние. Иначе случайные сценарии или навязанные итоги кроят в себе риск сужения их возможностей.
 
Карине Асатрян, www.a1plus.am
 
Вопрос – Обращаются ли силы, участвующие в парламентских выборах в Турции, в своих предвыборных программах к Карабахской проблеме. Имеет ли азербайджанское лобби воздействие? 
 
Ответ - Термин "азербайджанский лобби" вводит в заблуждение. Что касается игры, когда дело доходит до азербайджанского влияния на турецкую политику, то здесь действует само по себе не лобби, а, скорее, сочетание двух факторов. Одним из них является оценка нынешним политическим руководством национальных интересов страны. Другой фактор, это чувства и интересы широкого сегмента общества. Относительно первого фактора, Турция имеет преимущество в своей региональной геополитической конкуренции с Россией, прежде всего, из-за приоритетности Турции для Баку в ряде областей, в первую очередь, в сфере энергетики и мягкой силы. Угроза этой взаимосвязи рассматривается стратегическими мыслителями в Анкаре, как "камень, кинутый в огород России". Есть также простые экономические интересы: Турция является крупнейшим инвестором в неэнергетическом секторе Азербайджана, ГНКАР является ведущим прямым иностранным инвестором в Турции, и Азербайджан продает Турции природный газ по самым низким ценам по сравнению с другими поставщиками. Опять же, в свете этих реалий, слово «лобби» мне представляется редукционистским.
 
Утверждается, что есть часть общества, в том числе и из стратегических мыслителей и лидеров общественного мнения, которые считают, что политика Турции должна быть менее зависима от Баку, и что полное согласование с Баку лишает Турцию способности игрока ... Однако в краткосрочной перспективе не вероятно, что это мнение трансформирует параметры турецкой политики.
 
Возвращаясь к основному вопросу является ли азербайджанское лобби эффективным на парламентских выборах в Турции, то насколько мне известно, вопрос Азербайджана или Армении не поднимался в ходе избирательных кампаний ... Повестка дня насыщена многими более актуальными проблемами.
 
Арам Саргсян, www.1in.am
 
Вопрос – Какое влияние, по вашему, окажет российско-турецкая напряженность последнего времени на перспективах нормализации армяно-турецких отношений, если принять во внимание, что Армения является союзником России, и Москва оказывала большое влияние на армяно-турецкий процесс?
 
Ответ - Я уже отвечала на вопросы о возможной траектории развития российско-турецких и турецко-армянских отношений, пожалуйста, обратитесь к ним более подробно. Я лишь сделаю короткое дополнение по взаимосвязи между этими двумя взаимоотношениями.
Действительно Москва появилась, чтобы поддержать процесс турецко-армянской нормализации в 2009-2010 годах, однако были разные мнения, почему она так поступила. Возможно, Москве нужно было представить саму себя в качестве конструктивного актора этой конъюнктуры. Согласно более циничному взгляду, Москва поступила так, осознавая, что в результате нормализации отношений Турции с Арменией испортит отношения Баку-Анкара, и это могло бы преподнести Москве дополнительные рычаги воздействия над Азербайджаном. Учитывая повышенный скептицизм в Анкаре сегодня о намерениях Москвы (из-за конфронтации по Сирии и других вопросов), Анкара может быть еще более скептичной относительно роли Москвы в других попытках нормализации армяно-турецких отношений, или в разрешении карабахского процесса. В Анкаре Россия рассматривается в качестве решающего актора в нагорно-карабахском конфликте. Более того, правильно это или нет, но согласно мнению, общепринятому среди внешнеполитических экспертов Турции, у Еревана нет агентства в своих отношениях с Анкарой и Баку, и на самом деле его позиция будет определяться Москвой. Соответственно Анкара, тесно контактирует с Москвой по различным схемам, которые Москва обсуждает по своим дипломатическим каналам с Ереваном и Баку.
 
Вопрос - Должны ли мы ожидать, активность и вовлеченность Турции в региональной политике на Южном Кавказе и в нагорно-карабахском конфликте, особенно после предстоящих парламентских выборов в Турции?
 
Ответ - Я уже в основном ответила на этот вопрос, связанный с Турцией и Россией. Вот дополнение по выборам.
 
Исследования показывают, что результаты выборов 1 ноября не будут фундаментально отличаться от результатов выборов в июне. Соответственно, либо коалиционное правительство будет сформировано, либо будет подвешенное состояние, без ответственного, легитимного правительства до весны 2016 года, и возможно, и до более позднего времени. Угроза безопасности со стороны ИГ, и конфликт с РПК (или возобновления мирных переговоров), безусловно, будут приоритетными для любой новой власти. Это один из факторов сдерживания активности Турции на Южном Кавказе. Однако, есть по крайней мере две причины для активизации турецкого участия в регионе: первая заключается в том, что в течение 2015 года "пространство" для взаимодействия Турции и Армении будет расширяться. 
 
Другой причиной является рост осознания, что состояние «войны» между Арменией и Азербайджаном создает риски не только для двух стран, но и регионального положения Турции и Запада. Это не означает, однако, что Турция будет делать все, чтобы оттолкнуть Азербайджан или подогревать напряженность с Россией. Турция уже имеет достаточно проблем с другими соседями и некогда союзниками. Только те формулы, в которых будут видны беспроигрышные дивиденды, будут соблазнять Анкару на данном этапе.
 
Эдуард Мхитарян, www.galatv.am
 
Вопрос–  В Турции вопросы внутренней и внешней безопасности, кажется, в настоящее время переплетены. Во многих случаях создается впечатление, что для турецких властей приоритетной является борьба с курдскими экстремистами, нежели операции против ИГ. Какова позиция официальной Анкары, и в чем заключается основная угроза для страны?
 
Ответ - Действительно для Анкары приоритетна борьба с мятежниками РПК и выступление против режима Асада из-за  угрозы со стороны ИГ. Формирование полосы в южных территориях Турции, контролируемой подразделениями РПК, рассматривается как серьезная угроза национальной безопасности. Это, конечно, создает проблемы в борьбе против ИГ, так как курдские силы борются с территории Сирии. Это углубило раскол внутри Турции, усугубляя настроения в рядах курдского национального движения Турции, согласно которым Анкара не может или не обеспечивает свою безопасность и благополучие. Это важно, ведь мирный процесс между РПК и турецким государством должен быть восстановлен, чтобы угрозы, исходящие от ИГ были в центре внимания. В конечном счете, не может быть военного решения конфликта с РПК, поэтому турецкое государство и РПК должны вернуться к переговорам, чтобы стороны могли направить свою энергию на противостояние с угрозами ИГ.
 
Вопрос  – Не кажется ли вам, что позиция Турции по карабахскому вопросу не является объективным, принимая во внимание блокаду Армении со стороны Турции и заявления турецких и азербайджанских высокопоставленных политиков и дипломатов?
 
Ответ - 
 
Татев Арутюнян, www.aravot.am
 
Вопрос  – То, что армяно-турецкие отношения зашли в тупик, является фактом. Возможны ли положительные сдвиги в этом, с учетом утверждений некоторых международных экспертов о том, что в значительной степени виновной за это тупиковое состояние является Турция, и что в турецком парламенте не были ратифицированы армяно-турецкие протоколы?
 
Ответ - Для Анкары было политически целесообразно, чтобы прогресс в армяно-турецких отношениях был достигнут параллельно переговорам между Арменией и Азербайджаном по Нагорному Карабаху. В то время как Ереван настаивал на том, чтобы два процесса проходили отдельно, Анкара определила их как "взаимообуславливающие." Азербайджан, с другой стороны, утверждал, что нормализация армяно-турецких взаимоотношений на самом деле подрывает переговоры по Карабаху, потому что доверие Еревана в отстранении Турцией Азербайджана подорвало стимул армянская стороны, где обеим сторонам, возможно, придется найти компромиссное решение с Азербайджаном. Наиболее активно участвующие евроатлантические столицы утверждают, что армяно-турецкая нормализация более жизнеспособна и, следовательно, должна быть первым шагом в разрушении тупика на региональном уровне. Тем не менее, давление для ратификации протоколов в настоящее время уменьшилось, как и другие конфликты, и в частности Украина и Сирия, занимают центральное место. Как уже отмечалось выше, аппетит среди вовлеченных внешних игроков, чтобы переместить камни сегодня на турецко-армянских или армяно-азербайджанских споров является слабым. Конечно, если эскалация насилия отмечается, это указывает на изменения.
 
Вопрос - Какие могут быть перспективы в армяно-турецких отношениях и в процессе мирного решения Карабахского конфликта на фоне улучшения российско-турецких отношений в последнее время? В частности, на фоне понимания со стороны России, что отношения с Турцией укрепляют ее позиции в черноморском и каспийском регионах. 
 
Ответ – Выше я уже отвечала на вопрос по турецко-российским и турецко-армянским отношениям.
 
Армен Минасян, www.panorama.am
 
Вопрос - Политическое руководство Турции обвиняет за террористическое нападение в Анкаре ИГ, РКК и PYD. Однако ни одна из отмеченных структур не взяла на себя ответственность за взрывы. С другой стороны прозвучали обвинения и в адрес властей. Как Вы оцениваете эту ситуацию? 
 
Ответ - Нет никаких доказательств относительно участия РПК или PYD в теракте в Анкаре. Однако некоторые ссылки уже были обнаружены. Тот факт, что ИГ не взяло на себя ответственность, может быть стратегией для подпитки игры обвинений между государством и курдским движением. И тот факт, что были атакованы только про-курдские силы, может быть направлен на сдерживание жестких меры со стороны турецкого правительства против ИГ. Произошедшие взрывы не служили интересам правительства, так как в результате ее обвинили в несостоятельности обеспечить безопасность своих граждан. Нет сомнения в том, что любое турецкое правительство будет играть непосредственную роль в поиске террористов-смертников. Тем не менее, проникновение в Турцию подразделений ИГ в результате ее политики открытых дверей вдоль сирийской границы, риторика политического руководства были ориентированы на делегитимацию курдского сегмента общества, а обострение политических и социальной поляризации в элите создали почву для экстремистов.
 
Вопрос - Может ли создавшаяся ситуация в Сирии из-за военного вмешательства России заставить Турцию пересмотреть свою сирийскую политику, или же пойти на конфронтацию с Россией? 
 
Ответ - Теплый климат, установленный между Анкарой и Москвой, безусловно, подвергся эрозии. Турецкое руководство, и, в частности президент, недавно сделал резкие заявления о вмешательстве Москвы в Сирии и поддержке Асада. В Анкаре есть осознание того, что турецко-российские интересы не совпадают в Черноморском регионе или в южных соседских регионах. Российская интервенция со все более широкой географией все чаще рассматривается в качестве угрозы для Турции. Сейчас турецкая политика безопасности повернута больше к НАТО, когда Турция чувствует себя под угрозой, всегда поднимается предпочтительность западного участия. Сирия важна для Турции по многим причинам, во многом из-за того, что она переплетается со многими аспектами курдского вопроса. В конечном счете, развитие прокси-войны в Сирии определит степень напряжения в отношениях между Турцией и Россией. Мы этого наверняка знать пока не можем.
 
Вместе с тем Турция остается сильно зависимой от России, в частности, по природному газу. Российский газ составляет более 50 процентов потребления в Турции. Это не может измениться в краткосрочной перспективе. Есть также много других экономических интересов - инфраструктурные проекты, торговля и туризм. И не в интересах Москвы поддерживать конфронтационные отношения с Турцией, особенно на фоне истощающей схватки с Западом. Поэтому, вероятно, с обеих сторон будут предпринимать попытку деэскалации напряженности. Не следует ожидать еще одного медового месяца в отношениях, но ограничивает ресурсы возможностей. 
 
Анаит Даниелян, www.karabakh-open.info
 
Вопрос – Одной из целей Международной кризисной группы является поиск контактов между сторонами, для способов восстановления доверия, но мы знаем, что многие из участников миротворческого процесса в тюрьме в Азербайджане, и эта кампания, кажется, продолжается. В этом контексте как вы представляете поиск решения вышеупомянутой проблемы? Какую роль должен играть, по вашему мнению, "старший брат" - Турция в урегулировании нагорно-карабахского конфликта?
 
Ответ -  
 
Вопрос – Турецкие реактивной ракеты TR-107 и артиллерийские установки в последнее время используются азербайджанскими силами вдоль линии соприкосновения между Азербайджаном и Карабахом. Не секрет, что Турция также является поставщиком оружия Азербайджану. И какой должна быть роль Турции в этом свете в урегулировании карабахского урегулирования?
 
Ответ – 
 
Татевик Казарян ,www.news.am
 
Вопрос– Видите ли вы возможность для координации действий России и Турции по Сирии? Что может воспрепятствовать достижению консенсуса по этому вопросу?
 
Ответ -  Выше я уже отвечала на вопрос по российско-турецким отношениям. 
 
Вопрос-  Не считаете ли вы, что Позиция Турции по нагорно-карабахскому конфликту не поможет мирному урегулированию этого? Почему Турция пожертвовать свои собственные интересы из-за Азербайджана?
 
Ответ - Я уже отвечала выше на этот вопрос. Но могу сделать следующее дополнение к сказанному. 
Независимо от восприятия этого,  для истеблишмента Анкары, в том числе для основных политических элит и государственных учреждений, важно видеть Кавказ "открытым регионом", с открытыми границами между Турцией и Арменией, Арменией и Азербайджаном, с возможностью региональной интеграции. Для Анкары вопрос не заключался в полном разрешении нагорно-карабахского конфликта, а, скорее, в возвращении Азербайджану оккупированных территорий за пределами первоначально оспариваемой территории (территории в пределах границ НКАО). Соответственно, на протяжении многих лет Анкара выступала с различными предложениями, чтобы открыть свою границу с Арменией и интегрировать Армению в региональных схемах развития, в обмен на уход Армении из оккупированных районов и включение вопроса возвращения азербайджанских вынужденных переселенцев. (Хотя в Турции были фундаментальные неясности относительно этого положения, например, из скольких районов по ожиданиям Турции должна уйти Армения). Есть, конечно, люди и в Турции, считающие этот подход бесполезным и не служащим позиции Турции. Тем не менее, в Турции более распространен противоположный взгляд, что Армения жертвует своими фундаментальными интересами ради районов, которые первоначально были неоспоримы.

Work by AGNIAN

Все права защищены. © 2001-2018 Исследовательский Центр "Регион"